Яндекс.Метрика
Меркаванне

Год после «ультиматума Медведева». Лукашенко упирается, но…

Проблема в том, что одного упорства на переговорах для сохранения суверенитета Беларуси мало…

Фото pixabay.com

Ровно год назад российский премьер огорошил белорусское начальство речью, которую СМИ тут же назвали ультиматумом Медведева. Мол, или продвинутая, как он сказал, интеграция, или консервативный вариант, но тогда — без прежней финансово-экономической поддержки. Что же мы видим год спустя, пишет Александр Класковский на naviny.by.

Программа «углубления интеграции» и 31 дорожная карта к ней так и не подписаны, хотя это планировалось красиво сделать к 8 декабря — 20-летию Союзного государства. После напряженной встречи в Сочи 7 декабря два президента даже не вышли к прессе, что читалось однозначно: коса на камень, остались при своих интересах, хвалиться совсем нечем.

Сегодня Александр Лукашенко, выступая перед студентами-медиками в Минске, лишь скупо обронил, что (цитата по БелТА«возможно, предстоит еще несколько раундов переговоров с Российской Федерацией по больным вопросам» уже после намеченной встречи с Владимиром Путиным 20 декабря на неформальном саммите ЕАЭС в Санкт-Петербурге.

Ранее белорусский президент сообщил, что намерен пересечься до нового года и с Дмитрием Медведевым, который в телефонном разговоре не исключил даже своего приезда в Минск.

Из этих ремарок можно сделать вывод, что некий прорыв на переговорах маловероятен. Скорее, продолжится упорный торг, который переползет в следующий год.

 

Эксперт: «Это ловушка»

Обратите внимание: «ультиматум Медведева», прозвучавший 13 декабря 2018 года на союзном совмине в Бресте, не был таким уж жестоким. В принципе Минск мог сразу выбрать консервативный вариант, за отказ от продвинутой интеграции Москва танками не грозила.

Но такой выбор означал ломку для экономики, затягивание поясов. И Лукашенко, привыкший играть в «русскую рулетку» за интеграционным столом, дал отмашку на переговоры, разработку пакета дорожных карт.

Между тем «само согласие ввязаться в переговоры об унификации макроэкономической политики, законодательства — это большая политическая ошибка с точки зрения официального Минска», заявил аналитик Валерий Карбалевич 12 декабря на заседании экспертного клуба «Профессионально об актуальном» центра «Европейский диалог» в Минске.

В итоге Беларусь, начав унификацию, чтобы вернуть экономические преференции, может ничего не получить, но подписать бумаги, накладывающие обязательства. «Это ловушка», — считает Карбалевич.

 

Выхватить сыр из мышеловки — авантюрная задача

Отмечу, что некие бонусы Москва все же сулит. По словам посла Беларуси в России Владимира Семашко, с 2022 года возможна компенсация Минску издержек от налогового маневра в России, но для этого надо сначала договориться об унификации налогового законодательства.

Иначе говоря, для получения хотя бы части желаемых преференций белорусской стороне придется подписать пакет дорожных карт. При том что их подписание, эта «большая сделка», по мнению экономистов BEROC«грозит обернуться ограничением/утратой элементов как минимум экономического и институционального суверенитета страны».

Так что кусок сыра для Минска положен внутрь раскрытой мышеловки. Ухватить добычу и выскочить очень проблематично. Выполнение же пунктов экономической интеграции (в которой, согласно пиаровским заверениям белорусского начальства, якобы нет ничего страшного) еще сильнее привяжет белорусскую экономику к российской. И тем самым обеспечит Кремлю благоприятную почву для продавливания общей валюты и политических надстроек, после создания которых окончательно подмять Беларусь будет делом техники.

 

С наскоку не возьмешь

Да, интеграционный блицкриг после «ультиматума Медведева» у Москвы не получился. Все элементарно, Ватсон: Лукашенко не хочет уступать власть над Беларусью, наверняка не верит посулам и гарантиям Кремля.

Более того, Путин в принципе не может предложить властителю суверенной автократии нечто более сладостное, чем эта полнота обладания отдельной страной. А вот риски, исходящие от предложений Кремля, в том числе и для личной безопасности, судьбы своих близких, Лукашенко наверняка просчитывает четко.

Теоретически Кремль может ввергнуть Беларусь в экономический хаос, но это риски уже для российского руководства. Во-первых, надо как-то объяснять согражданам, почему вдруг такая жестокость по отношению к братьям-белорусам. Во-вторых, хаос на то и хаос, что черта с два угадаешь, к чему он приведет. На выходе может получиться совсем нежелательный для Москвы расклад.

Вариант же грубой аннексии (танки, десант и пр.) пока практически нереален. Опять же: как объяснить россиянам? Тем более не поймет мировое демократическое сообщество (от него и так уже огребли по самое не хочу за Крым).

Наконец, Беларусь способна нанести агрессору неприемлемый урон. Ее армия достаточно боеспособна и не так уж плохо вооружена (отдельный вопрос, правда, как поведут себя иные военачальники в минуту смуты). Да и часть населения, как показывает социология, готова сопротивляться, в том числе с оружием в руках.

В случае с Беларусью Путин не пойдет на человеческие потери — эту мысль на том же заседании экспертного клуба несколько раз повторил российский оппозиционный политик Леонид Гозман.

 

Лучшая гарантия независимости — свободные и сознательные граждане

Таким образом, для Беларуси, экономика которой уже замедляется, гораздо реальнее прямой российской агрессии перспектива банальной стагнации с постепенным проседанием жизненного уровня. До поры до времени народ будет терпеть, но потом станет роптать. И на этой почве вполне вероятно усиление пророссийских настроений. Особенно если Кремль врубит свою термоядерную пропаганду: вливайтесь — и будет вам счастье.

А по мере того, как в Беларуси будет таять экономический и психологический ресурс сопротивления ползучей инкорпорации, Москве станет все проще навязывать «углубление интеграции» на своих условиях.

Так что белорусскому официальному лидеру мало упираться изо всех сил на переговорах да говорить патетичные слова о святости суверенитета. Так не отбиться и не выпутаться. Стране нужны реформы, способные ослабить зависимость от России и приблизить к Европе. Нужен диалог власти с обществом, нужно разморозить политическую жизнь. Потому что лучшая гарантия независимости — свободные и национально сознательные граждане.

Однако, как подчеркнул во время той же дискуссии Карбалевич, «Лукашенко боится политизации общества». Между тем угроза независимости может стать фактором политизации. Властям же выгодно удерживать народ в аполитичном состоянии, особенно перед президентскими выборами 2020 года. И пока нет признаков, что Лукашенко будет строить свою избирательную кампанию как защитник независимости, отметил Карбалевич.

Белорусское руководство надеется в очередной раз как-то разрулить ситуацию с Кремлем. Но теперь, судя по всему, тот намерен жестко и методично решать сверхзадачу «углубленной интеграции» — если и не проглотить Беларусь с потрохами, то по крайней мере привязать ее к себе толстым стальным тросом навсегда.

Это вызов, на который нужен сильный ответ. Упираться же и маневрировать в надежде, что авось выкрутимся, ничего не меняя, — слабая стратегия.

апошія запісы

“Минск как жертва идет на эшафот, и все зависит от приговора Москвы”

Ігар Барысаў: Пуціну нібыта хочуць паказаць, што Магілёў – рускі горад

Опять постановка? 7 забавных моментов из поездки Лукашенко но Могилевщину