Яндекс.Метрика
Меркаванне Навіны Касцюковіч

Костюковичи: Жизнь, как она есть

В последнее время ряд горожан, которым достались старые дома родителей в городе, начинают их перестраивать в прекрасные коттеджи и двухэтажные виллы. Владельцев не останавливает то, что в двух метрах от ворот проходит центральная дорога, по которой днём и ночью мчатся автомобили. Их не пугает то, что в дальнейшем ворота во двор нужно держать на замке, на случай, чтобы дети или внуки не выскочили на дорогу и не попали под машину. Главное – «домик-дача» находится в центре города, при ней имеется пять соток земли, где хозяева выращивают небольшой урожай овощей и ягод, которые напичканы пылью и бензиновыми парами проезжих машин. Как правило, большинство таких дачников, данный урожай сами не едят, а несут продавать на рынок.

Ещё страшнее, когда, в дополнение к проезжей дороге, за безжизненными пяти сотками огорода, находится городское кладбище. Пусть оно даже закрыто, однако некоторых жителей это вовсе не останавливает. Они не только там продолжают жить – но ещё и возводят на месте старых халуп прекрасные двухэтажные дома. Как можно понять тех людей, которые, несмотря на такое соседство, продолжают жить и ещё строится? У белорусского писателя Янкі Брыля есть такой рассказ Memento mori, что в переводе означает: «помни о смерти». Может, данные жители тоже помнят о смерти и хотят, когда отойдут в мир иной, на этом участке огородном быть похороненными?

Конечно, жить можно везде и привыкнуть можно ко всему. Однако согласитесь, смотреть из окна, каждый день на надгробья могил, неприемлемо и как-то жутко.

Для тех, кто не знает и ведёт строительство дома рядом с кладбищем, хочется напомнить: расстояние от стен жилого дома до кладбища регламентируют несколько документов. Причем имеются в этих документах некоторые различия при установлении расстояний от стен жилых домов до некрополей различного типа. Так в СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03. «Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов» указывается, что для кладбища смешанного и традиционного захоронения площадью от 20 до 40 га санитарно-защитная зона – расстояние до жилых домов должно быть не менее 500 метров. Для кладбища смешанного и традиционного захоронения площадью менее 20 га –300 м, а закрытые кладбища и мемориальные комплексы, кладбища с погребением после кремации, колумбарии, сельские кладбища –50 м. При этом в СНиП 2.07.01-89*. «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений», указывается, что расстояния от стен жилых домов до кладбища традиционного захоронения и после кремации (смешанного типа) следует принимать не менее 300 метров. Кладбища для погребения после кремации не менее 100 метров. После закрытия кладбища традиционного захоронения по истечении 25 лет после последнего захоронения расстояния до жилой застройки могут быть сокращены до 100 метров.

Не секрет, в наш атомный век, многие стараются заиметь приусадебные участки, дачные домики. И в первую очередь, не только чтобы вырастить своими руками экологически натуральные, здоровые овощи и фрукты, но и   приехать со своей семьёй отдохнуть на чистом воздухе, в тишине от городской суматохи. И какие бы аргументы не выдвигали те, кто строится возле центральных дорог, возле кладбищ, многим их идеология не понятна. Имеющий деньги всегда старается построить дом за городом, с красивым видом на речку, лесной массив. Но, во всяком случае, не с видом на перекрёсток центральных дорог, или на кресты и надгробья.

Ни в коем случае не хочется обидеть данную категорию людей. Понятно, все они уважаемые и старательные люди. Всё у них есть и старания и усердие в работе. Благодаря своему мастерству имеют – золотые руки. Одного лишь нет – мозгов. И это наверно лечению не поддаётся.

Владимир Покров, Костюковичи. Фото автора

апошія запісы

Анатолий КРАВЧЕНКО: «Для меня самое главное – чтобы коллектив жил, работал и видел перспективу»

Мечислав Гриб: Для Беларуси сложилась очень опасная ситуация

Пётр Шымбалёў: “Я не хаваюся ў бульбе”