Яндекс.Метрика
Навіны Магілёва Навіны Шклова Эканоміка

Могилевские виды на аграрную эффективность

Петр Мигурский

Сельское хозяйство Беларуси многолико, затратно, инвестиционно не привлекательно. Периодически вбрасываемые в реальную аграрную жизнь прожекты подрывают веру в спокойное будущее, отпугивают крупных инвесторов, способствуют текучести кадров в сельскохозяйственных организациях.

Эх, куда вас, братцы, занесло…

Самой интересной и предсказуемо негативной по результату была кампания «мраморное мясо Беларуси». Она закономерно «сдулась», хотя в принципе должна еще продолжаться – получение «мрамора» от чистой породы требует 12-15 лет активной работы с поголовьем, включая скрупулезность в технологии и соблюдение особенностей рациона. В Беларуси были две попытки озолотиться на мраморном мясе: в 1980-х г.г. и совсем недавно – в 2010-х. Закупленный скот за валюту еще 30 лет назад прибыли хозяйствам не дал, «погорели» и фермеры на этой авантюре уже от современного навязывания перспективы богатства. В Шкловском районе тоже откликнулись на инициативу из Дроздов по выращиванию мясного скота «мраморной» специализации. В итоге скот пришлось сдавать на Могилевский мясокомбинат, как рядовую породу, без преференций за «мраморность» и с огромными убытками в итоге.

Потом чиновники взялись за овцеводство, но не прошло и трех лет, как инициатива умерла сама собой, хотя овцеводы реально воспряли производственным духом.

Уже в этом году почему-то бюрократам не понравились СПК (сельскохозяйственные производственные кооперативы) как организационно-правовая форма хозяйствования и насильно стали загонять успешные хозяйства в акционерные общества. Потом оказалось, что вернуться к прежней форме организации производства (СПК) невозможно – нет механизма возврата.

Впрочем, какую инициативу не возьми, всё невпопад с экономикой. Модернизация ферм отдачи пока в области не дала, агрогородки вместо околопроизводственного назначения обрели статус социальных инвестиций (что тоже неплохо), зарплата у сельчан кардинально не добавилась, а роль личных подсобных хозяйств сведена к минимуму.

Попробуем найти оправдание сложившейся ситуации с точки зрения кадрового обеспечения сельскохозяйственного производства в Могилевской области. Первое, что на себя обращает внимание, это тот факт, что 11,8% руководителей сельскохозяйственных организаций находятся…на пенсии. Опыт, дело великое, но и важна мотивация, которая сильнее у молодых руководителей. А вышедших на пенсию обязать курирование своих юных преемников, которые данному предложению не всегда рады. Второе – только 84,6%  руководителей имеют высшее образование. Пресловутый опыт заменяет знания! Так ли он важен с надоями молока в 3 000 кг и урожайностью в 25-30 ц/га? А может потому и надои такие, что не обучались руководители в академиях? Кстати, замы у председателей колхозов в Могилевской области немного грамотнее своих руководителей – с высшим образованием замов 85,2%. И никуда не годится ситуация с главными специалистами хозяйств – только 65,7% из них получили высшее образование. И это при том, что на территории области находится Белорусская сельхозакадемия, а в соседнем Витебске академия ветеринарная. К сожалению, ситуация со специалистами весьма напряженна в области – если с кадрами доярок, скотников и механизаторов проблем особых нет, то в дефиците бухгалтеры, инженеры, ветврачи, зоотехники, агрономы. Вот куда нас занесло со времен 1980-х гг., когда все было наоборот. Само собой напрашивается вывод об эффективности сельхозпроизводства, как результат недостаточной грамотности кадров. Всех уровней. Да и их недостатка.

Где взять 20%?

Для иностранного инвестора годовая доходность от инвестиций в реальный сектор экономики воистину сакраментальна. Все проекты, что имеют доходность ниже 20%, требуют скрупулезных расчетов, убедительной подачи расчетных материалов и предоставления инвестору индивидуальных гарантий. Белорусские чиновники пытаются изложенный алгоритм заменить на констатацию все улучшающихся условий для бизнеса, в том числе и иностранного, в различных формах. С другой стороны, масса примеров удушения частного бизнеса в Беларуси, которые отпугивают западные деньги от эффективного вложения в нашу экономику. Сам факт того, что в Беларуси действует 12 специальных режимов налогового законодательства не гарантирует пристального внимания заграничных инвесторов.  Это просто в мировой практике не модно, не привлекательно и, даже, неперспективно.

Но давайте посмотрим на ситуацию с точки зрения эффективности использования господдержки сельского хозяйства области. Из статистических данных мы правду не узнаем, но опосредованно можем проследить определенные тенденции.

Могилевской области на ближайшие годы для того, чтобы стать в один ряд с сопоставимыми территориями развитых стран нужно ежегодно инвестиций в основные фонды 1 млрд. долларов США. Сумма немыслимая для областной экономики, но и реально сопоставимая с целью восхождения в разряд развитых территорий. 30% от суммы желательно направить в сельское хозяйство: 300 млн. долларов не так уж и много – это всего лишь по 270 долларов на 1 жителя области. Куда направить средства – дело не только чиновников, но и частных производителей-фермеров. Вот где ждут, не дождутся золотого дождя инвестиций!

Сегодня на 1 гектар в области получают хозяйства в пределах 200 долларов США поддержки от государства. Много это или мало? Как сказать, но сопоставимо с господдержкой сельского хозяйства США. В тоже время, хотелось бы обратить внимание на особенности отечественного финансирования. В реале селу помощь доходит только на 26%, оседая в основном в карманах банков и промышленных предприятий. Кредиты селу выделяются стоимостью в 34%, цены на всю технологическую составляющую сельхозпроизводства за период 2012-2015 гг. выросли в 3 раза, а реализационные цены на сельхозпродукцию в 1,5-1,8 раза. В принципе, никакая экономика при таком раскладе не может быть эффективна. А в Могилевской области может – только за 4 месяца текущего года  рентабельность продаж выросла с 2,4 до 5,6%, а чистая прибыль увеличилась в 4,2 раза! Конечно, до 20% еще пахать и пахать в прямом смысле этого слова, но и тенденция неплохая, согласитесь. В 2016 г. сельским хозяйством Могилевской области использовано 92 млн. долларов США инвестиций. Вот только нужны ли нам иностранные инвесторы при таком уровне развития сельского хозяйства области? Подумайте, господа чиновники и прекратите спасать банки и заводы, а дайте свободнее вздохнуть «колхозам» и фермерам – окупится сторицей. Особенно, в частном секторе сельского хозяйства.

Польско-немецкие ориентиры

Могилевские аграрии любят ездить по Евросоюзу с целью перенять опыт эффективного  хозяйствования, но и презентации инвестиционной привлекательности Могилевской области и ее агропромышленного потенциала. Понастроив современных ферм (нам так кажется), все кому не лень рвутся на Запад изучить на практике технологию содержания крупного рогатого скота и производства молока и мяса. Заинтересовались могилевские аграрии и опытом организации в Польше холдинговой структуры в сельском хозяйстве. С этой целью недавно могилевские специалисты посетили польский агрохолдинг «Mroz S.A.». Также в Польше перенимали опыт в учебно-опытных хозяйствах «Dobrowka» и «Kotowo». Побывали в ФРГ в сельхозкооперативах «Kitzen» и  «Kohrenrland». Поучиться есть чему: урожайность зерновых до 80 ц/га, привесы бычков до 1500 граммов в сутки, свиней – до 1000 граммов, удой на корову до 11 000 кг. Кстати, и поляки, и немцы за опытом едут в Голландию.

Параллельно вопрос: почему при одинаковых животных, фермах и технологиях результаты у могилевских сельхозников в 2 раза ниже? То, что для Европы давно прошедший этап, в Беларуси считается достижением? И чем занималась власть все эти годы, что мы так отстали от еврососедей?

Ах, да, мы анализировали и критиковали уровень развития сельского хозяйства сначала в Польше. Потом стало как-то неудобно перед ретивыми соседями во всех отраслях и мы переключились на Прибалтику. Кстати, Литва по экспорту сыров в США сейчас занимает третье место среди поставщиков этой продукции. Сегодня литовцы и украинцы активно осваивают молочный рынок Китая.  К чести могилевских молочников представлена в Поднебесной продукция и «Бабушкиной крынки», хотя и с меньшими выгодами, чем в Россию. Вызывает недоумение и экспорт мяса во Вьетнам и Китай – цена за 1 тонну поставленного в эти страны мяса на 1 000 долларов США дешевле, чем в Россию. Кому нужна такая диверсификация экспорта?

Конечно, не все так просто в экспорте белорусской сельхозпродукции в целом. Обращает на себя внимание тот факт, что в 2016 г. экспорт в страны дальнего зарубежья сократился более чем в 2 раза (и это с учетом того, что в Испанию он вырос в 6 раз, во Вьетнам – в 5 раз). Наибольший удельный вес поставок в дальнее зарубежье за льноволокном, кожей и казеином. Молока в дальнее зарубежье экспортируем только 10% от общего объема экспорта. Вот и готовые приоритеты для экспортной политики белорусских переработчиков. Но ведь что-то мешает нам наращивать продажу за рубеж, как-то очень уж долго мы пытаемся завоевать торговые ниши, в которые уже ворвались наши соседи со своей продукцией. Дело, скорее, в системной составляющей белорусского сельского хозяйства. В Германии, Голландии, Китае, Литве, Польше, Украине данными вопросами занимается частный капитал, у нас – государство. И если сегодня причину низкой эффективности могилевские чиновники от сельского хозяйства видят в породности скота и несбалансированности рационов, то зарубежные потенциальные инвесторы давно перешагнули эти составляющие и занимаются производством на уровне повышения производительности труда, которая и так у них недосягаема для могилевских «колхозников». Именно, «колхозников» – ведь на Западе частная собственность во все времена фактор производства, у нас – выговоры, освобождение от работы, посадки в тюрьмы и выманивание кредитов. И стабильная доля фермерских хозяйств в 1,8% в валовом производстве сельхозпродукции. Так что польско-немецкие ориентиры срабатывают отчасти – ведь принципиально влиять могилевский чиновник после зарубежной командировки на состояние сельского хозяйства в области не может. Государственная собственность «колхозной» организационно-правовой формы в ведении аграрного бизнеса не «пущает». И не позволит, сегодня мир живет иными принципами, в том числе и в отношении к собственности. Вот как-то так.

Петр Мигурский

 

апошія запісы

Лукашенко поставил задачи руководству Могилевской области

Дзяжурны адміністратар

Гісторыя магіляўчанкі, якую аштрафавалі за абарону блогераў ад міліцыі

Дзяжурны адміністратар

В Могилевской области появится ещё одна “Зелёная школа”