Меркаванне

Нефтекалийная любовь Гуцериева к Беларуси

В жизни так бывает, что в небольшой промежуток времени случаются равно значимые события, которые могут затмить друг друга. И свидетели потом не могут вспомнить одно из них, которое оказывается незаслуженно забытым в тени иных событий. Казалось бы, с приходом семьи Михаила Гуцериева на экономическое пространство Беларуси появилась возможность интенсификации производства сразу в нескольких отраслях, увеличения доли инновационного продукта, но и выхода страны из рецессии. Параллельно же отмечается снижение эффективности административных решений: чиновники, саботируя на местах  указания вышестоящей власти,  интуитивно поворачиваются лицом к действительности, которая не позволяет игнорировать объективные законы природы и общества. Так совпало, что политический субъективизм белорусских властей не получил подпорку из гуцериевских миллионов и вынужден постепенно менять пренебрежительное отношение к общественным закономерностям на вынужденную лояльность к рыночному регулированию экономической жизни страны.

Михаил Гуцериев

Когда опала в пользу бедных

Еще недавно, в 2017 году, семья Михаила Гуцериева  названа Forbes богатейшим кланом современной России. Ее состояние оценивалось в 9,8 млрд долларов, сам Михаил Гуцериев в рейтинге российских миллионеров занимал 16-е место с капиталом 5,9 миллиарда долларов. Но его предпринимательская жизнь не всегда была столь безупречна, чтобы свободно чувствовать себя на просторах России. В 2007 году против Михаила Гуцериева были выдвинуты обвинения в неуплате налогов и незаконном предпринимательстве и опальному бизнесмену пришлось до 2010 года спасаться от преследования российских властей на территории Англии. Говорят, одной из причин недовольства Кремля стала публичная поддержка Гуцериевым Лукашенко на выборах, что, в свою очередь, оценил белорусский президент. Кстати, как раз из Беларуси Михаил Гуцериев и сбежал в Лондон, где создал компанию GCM Global energy plc.

Гуцериев в Беларуси начинал работать с мелких производств: автозаправок и нефтебаз. По-настоящему крупный проект с Беларусью Михаил Гуцериев стал реализовывать с 2000 года в должности руководителя нефтяной компании «Славнефть», в которой почти 78% активов принадлежало российской стороне. Имея долю в 42,5% на Мозырском НПЗ, «Славнефть» обеспечивала мозырян сырой нефтью, но и вложила более 100 млн долларов в модернизацию НПЗ. В эти годы случилось более близкое знакомство Гуцериева с президентом Беларуси, что впоследствии сыграло решающую роль в судьбе российского бизнесмена.

В 2002 году Михаила Гуцериева на посту руководителя «Славнефти» сменили (Александр Лукашенко был против этого), но инвестиционная программа на Мозырском НПЗ продолжала работать.  Помимо реконструкции Мозырского НПЗ, Михаил Гуцериев построил нефтеналивной терминал в Брянской области стоимостью в 90 млн долларов. Впоследствии часть этого актива была продана ПО “Белоруснефть”, что сыграло ведущую  роль в поставках российской нефти на Мозырский НПЗ. Так что любовь Гуцериева к Беларуси имеет прочные экономические корни. Да и своими действиями Михаил Гуцериев заслужил доверие у белорусских властей своей надежностью и масштабностью реализации знаковых для республики проектов.

В России Михаил Гуцериев сразу после отставки с поста руководителя «Славнефти» создал собственную нефтяную компанию – «Русснефть», которая через три года вошла в десятку крупнейших в отрасли. Однако в 2007 году ее пришлось спешно продать Олегу Дерипаске за $3,5 млрд. и отбыть в туманный Альбион. Не удивительно, что после снятия опалы российскими властями в 2010 году Михаил Гуцериев обратил взор на экономические возможности нашего государства, что сулит Беларуси миллионы долларов финансовых и реальных инвестиций. Сегодня уже и представить невозможно развитие целого региона в Минской области без участия финансов Михаила Гуцериева. Кроме того, Михаил Гуцериев в Минске построил отель «Ренессанс», терминал в аэропорту, бизнес-центр и базу отдыха в Красносельском.

Чем глубже в землю, тем рыночнее экономика

Обиженный на российскую власть российский же олигарх сразу после снятия обвинений в его адрес «полюбил» белорусские недра и начал переговоры с властью о создании калийной компании. Согласие было получено на самом верху белорусской вертикали. Уже в октябре 2011 года с ИООО «Славкалий» Беларусь подписала инвестпроект по строительству Нежинского ГОКа (горно-обогатительного комбината), которому предписана разработка Старобинского месторождения калийных солей с разведанными запасами в 3 млрд. тонн руды. Будущая же мощность предприятия запланирована в 2 млн. тонн в год. Экспорт продукции будет осуществляться государственной «Белорусской калийной компанией» (БКК). Всего планируется вложить $2 млрд. долларов США. «Славкалий» станет вторым после «Беларуськалия» (объем производства до 8 млн. тонн в год) производителем калийных удобрений в стране.

Однако сразу дело пошло не так как планировалось. Российский Сбербанк устами Германа Грефа, управляющего Сбербанком, без комментариев отказался финансировать предварительно согласованный проект Гуцериева. Да и не удивительно: в это время разворачивалась «калийная» война с «Уралкалием» и белорусским калийщикам выиграть ее в одиночку не представлялось возможным. Так что Михаил Гуцериев очень кстати пришелся к калийному двору со своими финансовыми возможностями. Но ГОК так и не построили в запланированные сроки. Следует уточнить – «Славкалий» является дочерней фирмой (100%) GCM Global energy plc. Да, да, той самой британской компании, созданной Гуцериевым в Лондоне еще в 2007 году. Настораживает, конечно, но с перспективой британских вложений даже и успокаивает – Гуцериев & комpani в пустой проект деньги вкладывать не будут.

Но и сроки поджимают: запуск в эксплуатацию первой очереди предприятия намечен на 31 декабря 2020 года, а денег на горизонте все не было и не было. Вот тогда и пришли на помощь вездесущие китайцы: они выделили кредит в размере 1,4 млрд. долларов, привлеченного через Беларусбанк по ставке 4% годовых на 14 лет с первыми выплатами через 5 лет под гарантии правительства Беларуси. Совсем сказочные условия для частного бизнеса – дружба с руководителем государства обернулась конкретными финансовыми преференциями. 268 млн. долларов инвестируется за счет группы «Сафмар» – как вы понимаете, это детище все того же Гуцериева. Вот и выходит, что разработка Старобинского месторождения сугубо коммерческий проект с долгосрочными прямыми иностранными инвестициями. Чего в целом экономике Беларуси катастрофически недостает.

Китайский след в калийном деле

Победив с помощью Гуцериева в калийной войне российский «Уралкалий», белорусская экономика на самом деле поимела и политические дивиденды: укрепление белорусско-китайских отношений на фоне все возрастающих проблем между Кремлем и Пекином. Но и не все так просто в реальности. Долгосрочный кредит Госбанка развития Китая начал работать только после подписания контракта о 25-летних поставках в Китай всей будущей продукции – до 2 млн. тонн в год.

Экономика проекта зиждется исходя из сегодняшних цен $240-250 за тонну. При этом Гуцериев утверждает, что себестоимость производства удобрений будет значительно ниже не только цены реализации, но и данного показателя у конкурентов.

Не будем забывать, что Михаил Гуцериев на себя взял обязательства финансирования развития инфраструктуры райцентра Любани, что потребует дополнительно сотню миллионов долларов инвестиций в непроизводственную сферу, сегодняшние расходы на которую в себестоимость не включишь – придется компенсировать из прибыли, которой может и не быть. На очереди строительство школы, 40-квартирного дома в Любани и…церкви. Взамен президент обещал переименовать город в Гуцериевск – достойная цена за возрождаемый регион. Потребует консенсуса и проблема перевозки удобрений за тысячи километров для китайского потребителя. Не решив ее, можно обвалить рынок калийных удобрений и вообще остаться в долгах, прощать которые китайцы никому не намерены.

Беспокойный Гуцериев продолжает наращивать инвестиции в экономику Беларуси: до 100 млн. долларов ждут цифровые технологии, на очереди сделки с недвижимостью, современные технологии в производстве, финансовые проекты. Вряд ли кто удивится, если Михаил Гуцериев возьмется финансировать разработку иных полезных ископаемых. Помогут ли китайцы в его проектах, еще вопрос – сегодня они обезопасили кредит Беларуси через гарантии правительства по его выплате. Они вновь выиграли, как и с финансированием других проектов: реконструкции цементных заводов, продукцию которых сегодня сбыть невозможно; строительство проблемного завода беленой целлюлозы в Светлогорске;  современного белорусско-китайского автомобиля. Самый же крупный инвестиционный проект Беларуси по разработке месторождения фактически оказался в руках олигарха, который точно на нем сделает прибыль. Но за все ответит белорусский народ, который недоумевает: а зачем нужен еще один калийный комбинат на фоне падения цен на калийные удобрения за последние 7 лет в 2,5 раза? И вообще, какая радость иным белорусским регионам от данной стройки: Лукашенко освободил «Славкалий» от обязательных налоговых выплат, создав парадоксальную ситуацию – перспективу снижение налоговых поступлений при наращивании объемов инвестиций. Впрочем, белорусский народ и так давно уже ничему не радуется. Китайские фейерверки не в счет.

Петр Мигурский

 

апошія запісы

15 убийственных характеристик Совмина

Як магілёўскія чыноўнікі хадзілі ў народ

Дзяжурны адміністратар

Краснополье: Перекуём медиков в коммунальников!