Яндекс.Метрика
У Беларусі

Оппозиция и Лукашенко. В разных окопах, но по одну сторону баррикад

Сейчас cложилось ситуативное совпадение интересов — национально ориентированной части общества, как и Лукашенко, важно сохранение суверенитета.

В прошедшие выходные в Минске прошли самые массовые несанкционированные акции протеста после «тунеядских» митингов 2017 года. Два дня подряд в центре столицы без разрешения митинговали несколько сотен человек — и ни одного задержанного. Что это было: долгосрочный тренд на либерализацию или ситуативный союз двух противников против третьего, задают вопрос naviny.by.

Хотя заранее было известно, когда примерно встретятся президенты Беларуси и России, конкретная дата и содержание переговоров были туманны. Предполагалось, что акции возможны, об этом много говорилось заранее, но кто станет их фронтменом, было неясно до последнего момента.

 

Ответственность взял на себя Северинец

Поэтому когда оппозиционер, христианский демократ Павел Северинец объявил акцию на 7 декабря, это стало для многих неожиданностью. Харизматичный уличный политик, известный своими консервативными, даже ортодоксальными взглядами, никак не походил на компромиссную фигуру, объединяющую нацию. Но он оказался единственным, кто дерзнул взять на себя ответственность за несанкционированный митинг.

Успех акции был также неочевиден, в том числе и потому, что ее анонсировали в социальных сетях только за неделю до проведения. Массово же информация о времени и месте стала распространяться лишь за пару дней, 5 декабря, после выступления Лукашенко с обращением к депутатам Палаты представителей 6-го и 7-го созывов, когда стало понятно, что всерьез интегрироваться он не собирается и акция может быть властям на руку. Потому акцию в последний момент информационно поддержали блогеры и часть СМИ.

Также косвенным намеком, что власти позволят провести несанкционированное мероприятие, стал исход судов над активистами за участие в акциях, проходивших в период парламентской кампании.

В первую неделю декабря прошло несколько десятков административных процессов, и только один из них закончился административным арестом. Хотя у правоохранителей была удобная возможность изолировать весь протестный костяк, включая непосредственных организаторов акции, власти на это не пошли.

При этом у организаторов до последнего дня не было уверенности, состоится ли протест. Как рассказал руководитель одной из оппозиционных партий, перед акцией было собрание оппозиционных лидеров, на котором обсуждалось проведение мероприятия. «Павел сказал, что берет ответственность на себя. Он понимал, что его могут арестовать в любой момент, и ходил с заготовленным пакетом вещей. Мы же мобилизовали своих активистов в Минске и регионах», — пояснил собеседник БелаПАН.

Два дня хождений по городу стали испытанием нервов правоохранителей. Заблокировать или разогнать шествие они могли в любой момент. Но была очевидная установка обозначать присутствие, однако не вмешиваться.

 

В поисках выхода из кризиса жанра

Основное отличие шествия-митинга, прошедшего 7 и 8 декабря, от традиционных оппозиционных акций было очевидным — это аудитория.

Классический актив, включая членов партий, общественных движений, участников гражданских кампаний, не превышал нескольких сотен человек из 800-900 собиравшихся в каждый из дней. Остальные — молодежь, не связанная с политическими организациями, и условный средний класс — те, кого принято называть активными горожанами.

И тут стал очевиден кризис жанра: традиционным вождям с их мало изменившейся за последние 25 лет риторикой оказалось нечего предложить людям, поддерживающим идею независимости, но не играющим в старую игру «оппозиция vs режим». Собравшиеся охотно скандировали «Жыве Беларусь!» и другие речевки, но откровенно скучали, слушая молитвы, обещания «снести эту власть» или призывы вступить в «Молодой фронт», «Европейскую Беларусь», любую другую структуру.

Формат шествия по разным точкам города, с остановками на выступления, казался на первый взгляд бессмысленным. Но он выполнил две задачи. Первое — не дал людям разойтись. Потому что вряд ли собравшиеся слушали бы больше часа набор не самых сильных спикеров, говоривших в хриплый мегафон. Второе — этот формат обозначил присутствие оппозиции в городе.

Оценивая численность акций, стоит помнить, что организовывалось все спешно. Крупные СМИ не могли конкретно анонсировать сбор, потому что мероприятие не было согласовано, а блогеры подключились в последний момент.

Вдобавок не все понимали смысл акции, поскольку было очевидно, что ничего судьбоносного на встрече двух президентов подписано не будет, и с этой точки зрения серьезной угрозы и повода выходить не было.

 

Не стоит обольщаться насчет либерализации

Также в конце акции 8 декабря была анонсирована еще одна акция протеста, посвященная очередному раунду интеграционных переговоров президентов России и Беларуси.

По информации БелаПАН, внутри оппозиции идут переговоры об организации предстоящей акции, и нельзя исключать другие форматы мероприятия. Как на это отреагирует власть, пока стопроцентно предсказать нельзя. Ключевым признаком станет преследование активистов за организацию предыдущих акций и участие в них. Если отделаются штрафами, значит, власть опять дает молчаливое «добро».

Но не стоит обольщаться насчет либерализации. Сейчас сложилось ситуативное совпадение интересов — национально ориентированной части общества, как и Лукашенко, важно сохранение суверенитета. При этом «русофобская» картинка из Минска тоже играет на руку президенту. Он имеет возможность обосновывать Кремлю свою значимость: мол, если не я, то будут они.

Но «пакт о ненападении» продлится недолго. Отказ пойти на уступки Кремлю, нарастающее давление России и последующее ухудшение благосостояния нарушат хрупкий консенсус. И в преддверии президентских выборов относительные послабления могут смениться резким закручиванием гаек. Потому цену Независимости белорусам еще только предстоит узнать.

 

апошія запісы

Экс-глава Нацбанка Беларуси: “Нам предстоят тяжелые годы. Зарплаты будут падать”

Дзяжурны адміністратар

У Беларусі 1 486 выпадкаў каранавіруса. 16 чалавек памерлі

Экономист предлагает остановить предприятия, чтобы сберечь ЗВР и удержать курс рубля

Дзяжурны адміністратар