Навіны Шклова У Беларусі

Петр Мигурский: “В сельском хозяйстве сегодня наблюдается страшное явление”

Сельчане, проработавшие всю жизнь в колхозе, могут остаться без пенсии – многие сельхозпредприятия из-за отсутствия средств не перечисляют деньги в Фонд социальной защиты населения, пишет «Белорусский партизан».

Вымирающая деревня

Александр Лукашенко заявил о готовности к приватизации убыточных колхозов. Получится ли реализовать идею?

Во время недавнего визита в Витебскую область Александр Лукашенко заявил об убыточных колхозах: «Нужно ввести приватизацию этих хозяйств. Не хотят работать в такой форме, надо открыть приватизацию. Список составьте и на сайте вывесите. Может, придет какой-то инвестор и даст какую-то копейку».

27 ноября в Палате представителей о словах главы государства напомнил министр финансов Максим Ермолович:

«Что касается структурных реформ, то вы видите, что изменения уже есть, меняется и система управления госпредприятиями, многие решения приняты в области сельского хозяйства. Президент Беларуси на совещании в Витебске дал четкие инструкции, как развивать сельское хозяйство, в том числе озвучена тема приватизации сельхозпредприятий».

«Белорусский партизан» расспросил земляка главы государства, бывшего председателя колхоза из Шкловского района и бывшего доцента Могилевского государственного университета продовольствия Петра Мигурского, выйдет ли что-нибудь из новой инициативы властей.

– Насколько вы доверяете словам Лукашенко о приватизации убыточных колхозов?

– В то, что есть желание избавиться от убыточных хозяйств, я верю. У государства иссякает ресурс на поддержку не только убыточных сельхозорганизаций, но и в целом убыточных предприятий Беларуси.

Была практика передачи убыточных колхозов успешным промышленным предприятиям, но такие уже закончились. В Шклове хотят передать хозяйство от Агропромтехники другому предприятию, потому что та уже не может его тянуть, может сама разориться.

Многие колхозы дошли до крайней точки. Но я сомневаюсь, что при нынешней системе найдутся смелые люди, которые захотят поучаствовать в их приватизации.

У нас нет равноправия частной и государственной форм собственности. Только один пример: у нас принято, что сначала идут расчеты с государственными предприятиями (СПК, ОАО и т.д.), а уже в последнюю очередь рассчитываются с частниками.

Кроме того, несопоставимы финансовые ресурсы частных и государственных предприятий. Несмотря на убыточную работу, колхозы, с которыми частнику нужно конкурировать, продолжают получать деньги и кредиты.

Мало того, теперь глава государства поручил Каллауру разобраться, что за «жирные коты» в банковской системе отказываются брать шефство над отстающими хозяйствами. То есть речь идет уже о безвозмездной помощи.

Да и в самих хозяйствах полно проблем. Хорошие на приватизацию не отдадут, а в убыточных – старая техника, малопродуктивный скот, отсутствие дисциплины и веры у людей.

Чтобы поднять с колен такие хозяйства, нужны огромные деньги. Боюсь, при нынешней системе такие предприятия никому не нужны.

– Лукашенко привел в пример бизнесмена Александра Мошенского, владельца компании «Савушкин продукт». Почему вы думаете, что у других инвесторов не получится бизнес в сельском хозяйстве?

– Безусловно, Мошенский – удачный бизнесмен, с трезвой головой, хорошо ориентируется на рынке. Но у каждого ли предпринимателя есть такие возможности, как у него – в том числе по господдержке? У каждого ли есть такая материальная и финансовая база? Поэтому я не думаю, что Мошенский может быть примером для других.

Нам говорят: равняйтесь на портрет на доске почета. Но сколько раз мы проходили мимо таких портретов, а потом оказывалось: то банкрот, то мошенник, то еще что.

Власть завела сельское хозяйство в такое состояние, из которого будет очень трудно выбраться. И никакой Мошенский тут не поможет.

У нас любят хвастаться объемами экспорта сельхозпродукции (5 млрд. долларов в год!), но никто не говорит, есть ли от него прибыль с учетом всех субсидий и кредитов.

В последний раз открытые данные по экспорту молока я читал десять лет назад. Там было сказано, что за год экспорт молока дал 50 миллионов долларов убытка. И обратите внимание: сегодня о прибыли в сельском хозяйстве почти не говорят.

Сельское хозяйство в Беларуси – своеобразный социальный проект. Стараются, чтобы люди хоть чем-то были заняты на селе, получали зарплату.

Но вместе с тем сегодня в сельском хозяйстве наблюдается страшное явление: невыплаты в Фонд социальной защиты населения. Еще неизвестно, будут ли эти крестьяне, проработавшие всю жизнь в колхозе, получать пенсии.

 

Каментары

Каментаў

апошія запісы

Регистрация абитуриентов для участия в ЦТ начинается 2 мая

7 кастрычніка шклоўскія вернікі маліліся і працавалі

Дзяжурны адміністратар

У Шклоўскім касцёле Пятра і Паўла працягваецца падрыхтоўка да юбілею