Яндекс.Метрика
Навіны Круглага Палітыка і грамадства

Жена заслуженного строителя Беларуси: «Выходит, за его смерть никто не ответит»

«Во-первых, хочу сообщить вам, что я живой…», — так традиционно бодро начинал свои письма родным из СИЗО Николай Патрончик, отстроивший малую родину президента.

Патрончик умер 7 мая нынешнего года, проведя в СИЗО по обвинению в хищении в особо крупном размере путем злоупотребления служебными полномочиями более четырех месяцев. И вот уже более четырех месяцев жена, Лариса Олеговна, и брат пытаются выяснить, от чего умер 67-летний мужчина и была ли ему оказана своевременная помощь.

Об изменении меры пресечения не узнал — был уже в коме

Декабрьский арест Николая Патрончика всколыхнул Круглое. В местном ПМК-266 Патрончик трудился без малого 45 лет, с 1995 года — директором. Работники ПМК даже написали коллективное письмо президенту: просили «отнестись гуманно» к их руководителю и отпустить его хотя бы под домашний арест.

Сегодня к президенту обращается уже вдова Патрончика Лариса Олеговна.

«Получить хоть какой-то вразумительный ответ на запросы в правоохранительные органы я давно не рассчитываю и меня одолевает отчаяние, — пишет она. — Неоднократные обращения в правоохранительные органы и Администрацию президента Республики Беларусь влекут за собой лишь ответы, из которых следует, что судьба «врага народа» никого не волнует и смерть Патрончика Н.В. — это всего лишь неприятное событие на фоне «борьбы» с коррупцией и казнокрадами».

Из письма Николая Патрончика 18 марта:

«Во-первых, хочу сообщить, что я живой. Настроение так себе, немного приболел, начали опять отекать ноги. Доктор назначила мне уколы антибиотиков — два раза в день, десять сеансов. Вечером и утром водят в санчасть на уколы. Прошел уже четыре сеанса, стало легче, а то на прогулку не мог надеть ботинки. Принимаю все таблетки, которые я принимал дома».

Речь о том, что с момента водворения Патрончика с сыном в СИЗО прошло уже девять месяцев, со дня его смерти — почти пять месяцев, но ни в его виновности, ни в причинах смерти так и не разобрались.

Лариса Олеговна вспоминает, что ее муж жаловался на серьезные проблемы со здоровьем не один месяц. У него был сахарный диабет, проблемы с почками и печенью. Два раза Патрончика из СИЗО забирают в областную больницу — на день, на обследование, после этого корректируют лечение. Но заметных улучшений не было, семья волновалась. Адвокат неоднократно ходатайствует об изменении меры пресечения и лечении в условиях стационара, родственники обращаются в главное управление по вопросам помилования Администрации президента. Все заверяют — заболевания подозреваемого позволяют ему находиться в СИЗО.

«От лиц, содержавшихся в одной камере в СИЗО с Николаем Васильевичем, нам стало известно, что ему стало совсем плохо еще 4 мая, за три дня до смерти, однако сотрудники СИЗО на неоднократные просьбы вызвать скорую помощь не реагировали и сделали это только в 8.00 7 мая, когда очевидно было уже поздно», — пишет президенту вдова.

«Следователи и прокуроры, дабы снять с себя ответственность и скрыть очевидный факт неоказания медицинской помощи в СИЗО, даже «задним числом» вынесли постановление о том, что, якобы, 07.05.2018 года, в день смерти, Николаю Васильевичу изменили меру пресечения и освободили его из-под стражи, — пишет жена Патрончика. — Исходя из этого, он, вроде как, умер «свободным человеком» и, соответственно, за его смерть никому отвечать не придется. Для меня крайне удивителен этот факт и моя скорбь становится все глубже».

Из письма Николая Патрончика 29 марта:

«Спасибо за лекарства. Кололи антибиотики 15 дней по два укола каждый день. Очень отекают ноги. Что-то плохо с почками, утром еле надеваю ботинки. Когда ты передала лекарства, то еще назначили десять сеансов по два укола каждый день. Вот такие у меня дела со здоровьем. Я думаю, со временем все наладится».

Действительно, семья заслуженного строителя узнает про изменение Патрончику меры пресечения только из переписки с госорганами, уже летом. В частности Управление СК по Могилевской области сообщает, что меру пресечения обвиняемому изменили в понедельник, 7 мая, в день смерти, — с заключения под стражу на домашний арест «с целью беспрепятственного получения им необходимой медицинской помощи в учреждениях здравоохранения».

«Постановление об изменении меры пресечения не было объявлено Патрончику Н.В. ввиду его нахождения в бессознательном состоянии», — уточняют следственные органы в ответ на обращение. То есть как и в случае с умершей в колонии судьей добиться изменения меры удается только человеку при смерти. При этом не в курсе оказались ни защитник, ни семья обвиняемого — им об этом не сообщили ни в СИЗО, куда приехали утром с передачей еще к живому и относительно здоровому Патрончику, ни в больнице, где так и не смогли пробиться к умирающему в реанимации под охраной.

Из письма Николая Патрончика 10 апреля:

«Хочу сообщить, что я живой. Вот уже четвертый день как мне стало лучше и легче. Наверное, отравил сам себя, то есть свой организм, таблетками и уколами. Сейчас кроме как от сахарного диабета, желудка, от почек мочегонное больше ничего не употребляю. И сразу стало легче, появился какой-то аппетит. Вы меня извините, что я о больном, но это человеческий фактор. В отношении наших дел еще не ясно, время покажет. Надо просто держаться, терпеть, надеяться, а там что Бог даст. Падать духом мы не будем, иногда погрустим, особенно когда смотришь две фотографии своих любимых внуков. Это наша радость и гордость».

Жизнь — это работа

Лариса Олеговна в разговоре с TUT.BY ранее вспоминала, как ее муж затемно вставал и возвращался. Как 20 лет собирал предприятие по кусочкам — технику, специалистов, боролся за заказы. Как старался преобразить Круглое. Как после страшной аварии в 2013 году отказался от группы инвалидности, чтобы не лишаться работы: «Утром встанет, ногу перевяжет — и пошел».

И в СИЗО Патрончик постоянно интересуется, как там в Круглом, обижается, что некоторые работники отвернулись от него после рассказов работников правоохранительных органов про «миллионы на счетах» у бывшего руководителя. «Меня сегодня совсем не интересуют дела в ПМК, я там стал чужой, меня больше всего интересуют дела наши, личные, наше здоровье, наше будущее. Пока еще ничего не ясно по нашему делу…», — пишет Патрончик жене.

Из письма Николая Патрончика 18 апреля:

«С большим приветом и массой наилучших пожеланий к вам Николай Патрончик. Во-первых, хочу сообщить вам, что я живой. Перестал употреблять такое большое количество таблеток и стало намного легче и лучше. Отечность ног и тела упала на 50%. Сейчас уже лучше надеваю ботинки осенние, стараюсь не опускаться, а быть как все мужчины, которые находятся рядом. В общем надо еще пожить ради своих родненьких, дорогих, любимых. Надо только держаться, терпеть ради светлого будущего.

Не раз вспоминает заслуженный строитель и о формальной стороне завершения своей рабочей биографии — с ним не продлили контракт в связи с истечением срока трудового договора. «Наниматели любого уровня имеют право поступать так с пенсионерами, так что я сейчас чистый пенсионер. Это надо было сделать лет пять тому назад, но время ушло», — горько констатирует он.

Из письма Николая Патрончика 23 апреля

«Во-первых строках хочу сообщить, что я живой. Две недели тому назад из-за большого употребления таблеток было очень плохо, думал «сдохну». Была большая отечность по всему телу, не мог надеть ботинки. Возила санчасть в облбольницу на обследование. После этого сам стал употреблять таблеток в три раза меньше и стало намного лучше, на 50% упала отечность».

Нет человека, есть дело

В августе родственники Патрончика теряют терпение — идут недели и месяцы, а причина смерти им так и не озвучена. в графе причина смерти указан код диагноза R99, что обозначает — «Другие неточно обозначенные и неуточненные причины смерти», то есть причина смерти не установлена. 16 августа они пишут обращение к президенту и в прокуратуру. Вопросы, насколько обоснованы претензии к Николаю Патрончику уже не поднимают, хотя финансово-экономической экспертизы, на которой настаивал обвиняемый и его защитник, так и не было.

Прокуратура Могилева в ответ на обращения указывает на проведенную служебную проверку в медицинской службе УДИН МВД Беларуси и объясняет многократное продление сроков проверки и затем приостановление ее — из-за неготовности судебно-генетической экспертизы.

28 апреля, последнее письмо Николая Патрончика:

«Мне приносят из санчасти много таблеток, но мне посоветовали врачи повременить с их употреблением. В общем все сравнительно хорошо. Вас люблю и сам себе думаю: ради вас надо жить, любить, держаться, терпеть, надеяться на светлое будущее, а там что Бог даст».

Только 10 сентября проверку возобновляют «в связи с необходимостью приобщения к материалам поступившей в Могилевский МОСК копии заключения служебной проверки, проведенной Департаментом исполнения наказания МВД Республики Беларусь на предмет полноты оказания Патрончику Н.В. медицинской помощи в ИУ «Тюрьма № 4», а также заключения проведенной судебно-генетической экспертизы».

Не меньше семья Патрончика недоумевает и по поводу следствия, продолжающегося несколько месяцев после смерти обвиняемого. Обычная практика в таких случаях — выделение дела умершего в отдельное производство и прекращение по нему производства. В итоге дело Патрончика-старшего выделяют в отдельное производство только 11 сентября. По данным на 3 октября дело Патрончика до сих пор не прекращено, хотя по делу его сына расследование уже завершено.

***

Заслуженный строитель Беларуси Николай Патрончик возглавлял одно из самых успешных предприятий в Могилевской области — государственную организацию «Круглянская передвижная механизированная колонна № 266» (ПМК), где работает больше тысячи человек.

ПМК построила разные объекты в Беларуси: от жилья до производственных помещений. Организация оказывает не только строительные услуги. Это крупнейший в районе собственник недвижимости: ему принадлежат несколько торговых и развлекательных центров, гостиница, ресторан, магазины, а также пасека, кондитерское производство, цеха по производству столярки, металлоконструкций, швейной продукции и мясопродуктов.

Кроме того, предприятие полностью отстроило малую родину Александра Лукашенко — деревню Александрия и Ледовый дворец в Шклове. В том числе ПМК сделала резиденцию президента «Александрия-2».

Николай Патрончик возглавлял предприятие с 1995 года. За вклад в строительство коллектив предприятия был занесен на областную и трижды на Республиканскую доски почета, в 2007 и 2009 годах с присуждением второго места, а в 2010 году Круглянской ПМК-266 было присуждено первое место среди строительных организаций страны.

Николай Патрончик указом президента был награжден медалью «За трудовое отличие», позже ему было присвоено звание «Заслуженный строитель Республики Беларусь».

Ольга Лойко, TUT.BY

 

апошія запісы

В Круглом сменился градообразующий лидер?

Дзяжурны адміністратар

15 суток за акцию “Цепь солидарности”: могилевского активиста Александра Спиридонова так и не оправдали

В Могилеве наблюдателей массово не допускают на участки

Дзяжурны адміністратар