Яндекс.Метрика Банкроты работают на склад - Магілёўскі Рэгіён

Банкроты работают на склад

«Очень хотелось бы, чтобы в этом году назло, как говорится в народе, нашим врагам и недругам экономика у нас сработала по крайней мере не хуже, чем у окружающих нас стран», — заявил в начале ноября Александр Лукашенко. То, что экономики «окружающих нас стран» ожидает падение, уже понятно. Но падение падению рознь.

Если из­-за локдауна ВВП снизится практически у всех, и поэтому показатель белорусского ВВП будет выглядеть не позорно, а даже выигрышно, то инфляция и эффективность экономики говорят о том, что белорусская экономика находится в кризисе, несмотря на относительно низкие темпы снижения ВВП.

Падение нашего ВВП нельзя сравнить с падением ВВП из-за локдаунов в соседних странах. Основное отличие ситуации в белорусской экономике и странах-соседях в том, что там локдаун затронул сферу услуг, которая легко восстановится после снятия карантинных ограничений, и притормозил инвестиционную активность. Но потребительский спрос восстанавливается, как и инвестиционная активность.

У нас же локдауна не было. Снижение ВВП происходит из-за падения промпроизводства, а падение — из-за того, что проблемы с реализацией продукции возникли не в связи с локдауном, а гораздо раньше. Спрос на белорусскую продукцию на основных рынках снижался давно, вместе со снижением конкурентоспособности нашего машиностроения в России и ценами на него. Запасы на складах, образовавшиеся за время локдауна в странах — торговых партнерах, реализовать удалось лишь частично. Поэтому сравнение с «окружающими нас странами» в нашем случае будет некорректным. Снижение ВВП в Беларуси имеет собственные причины, в первую очередь неэффективность государственного сектора.

 

У них — локдаун, у нас — кризис сбыта

За три квартала 2020 года ВВП Беларуси снизился на 1,3 %, и на первый взгляд ситуация лучше, чем в соседней Украине: там во II квартале ВВП снизился на 11,4 %. Но, по прогнозам, в III квартале спад составит 5-6 %, а по итогам года — 4 % ВВП. То есть налицо восстановление украинской экономики, хотя прирост ВВП прогнозируют только в следующем году.

В последнее время оживилась такая традиционная отрасль, как металлургия: в мире возрос спрос на чугун и сталь — соответственно, пошли вверх цены на эту продукцию. Пока прогнозы, что вторая волна пандемии снизит инвестиционный спрос, не оправдываются, по крайней мере в странах Юго-Восточной Азии и Китае, и украинские металлурги наращивают производство.

Премьер-министр Беларуси Роман Головченко в эфире телеканала «Беларусь 1» заявил, что правительство планирует к концу года выйти на нулевой рост ВВП. Но пока мировые тренды обходят Беларусь, так как у нас практически нет секторов, способных продемонстирировать прирост в ответ на рост спроса на внешних рынках. В России нет всплеска интереса к нашим инвестиционным товарам, и, как предсказал Головченко, он, наоборот, снизится в связи со второй волной эпидемии коронавируса. Других драйверов роста у экономики не осталось.

В последнее время значительно снизиться ВВП не давал IТ-сектор, который рос независимо от конъюнктуры на товары традиционного экспорта. Но работники этого сектора стали уезжать из страны, они вывозят за границу головные офисы, оставляя в Беларуси только сотрудников с зарплатными карточками. В IV квартале исчезнет эффект большого урожая, благодаря которому удалось «спасти» показатель роста за 8 месяцев, тем более что в прошлом году урожай был невысоким. Прирост в сельском хозяйстве за три квартала составил 4,9 %, а за 8 месяцев — 7,9 %, так что этот эффект проявился уже в III квартале. Начались сбои у застройщиков жилья, закрываются заведения общепита — это серьезный удар по ВРП Минска.

 

Инфляцию не удержали

Зато инфляция за I квартал практически достигла запланированного правительством годового максимума — 4,7 % при плане 5 % в год. Количество занятых в экономике уменьшилось на 0,3 %, а производительность труда по ВВП уменьшилась на 1 % по сравнению с III кварталом прошлого года. То есть эффективность труда работников продолжает снижаться, несмотря на незначительное сокращение их количества. Проблема излишней рабочей силы и эффективности белорусских промпредприятий продолжает нарастать, но правительство не видит в этом большой опасности.

По итогам III квартала ухудшилось соотношение индексов производительности труда и реальной заработной платы. За три квартала прошлого года оно составил 0,94, за три квартала этого года — 0,91. Прирост реальной зарплаты за три квартала составил 8 %, практически таким же он был и за три квартала прошлого года. И не сказать, что средняя зарплата в белорусской экономике так уж велика: за сентябрь она составила 1264 рубля, так и не дотянув до 500 долларов. Но даже эту зарплату люди, выходит, не зарабатывают, она все более отрывается от результатов труда и начинает напоминать скорее пособие для выживания.

 

Промышленность: на складах остались миллиарды

Ситуация в промышленности выглядит разнонаправленно, снижение составило 1,8 % к итогам III квартала прошлого года, за сентябрь прирост в промышленности составил 1,8 %.

Производство в металлургической промышленности (6,5 % объемов промпроизводства) по итогам первого полугодия упало на 3,8 %, а по итогам трех кварталов — на 1,8 %, в сентябре есть небольшой прирост по сравнению с августом, то есть белорусские металлурги воспользовались ситуацией на рынке. Но металлургия, скорее, исключение.

Производители электронной и вычислительной аппаратуры за три квартала снизили производство на 1,3 %, притом что в I квартале оно выросло на 10 %, а во втором — на 1,7 %. Такая же картина в производстве машин и оборудования (6,4 % объемов промпрозводства) — там в I квартале прирост составил 17 %, по итогам второго  — 1,7 %, а по итогам III квартала спад составил 13 %.

Производители резиновых и пластмассовых изделий по итогам трех кварталов снизили производство на 1,8 %, хотя в I квартале увеличили производство на 5,2 %, а во втором снизили на 1,8 %. Попытка в I квартале нарастить ВВП через административное давление и во втором продолжать производство при отсутствии спроса дорого обошлась предприятиям.

Запасы готовой продукции на складах составили 5 млрд рублей, но распределены они неравномерно. Некоторый прогресс наметился в легкой промышленности: если тремя месяцами ранее запасы там превосходили месячный объем производства в 4,4 раза, то по итогам трех кварталов — в 4,2 раза, шерстяных тканей — в 5,2 раза. Вероятно, сказалась невозможность для населения выехать за границу за дешевыми покупками, но даже закрытие границ, как видим, не помогло существенно разгрузить склады.

У производителей машин и оборудования (4,4 % объема промпроизводства) по итогам III квартала на складах находится 196 % среднемесячного объема производства (по итогам первого полугодия — 213 %), но остатки по-прежнему превышают 1 млрд рублей. У производителей вычислительной, электронной и оптической аппаратуры на складах находится 229 % среднемесячного объемов производства, на 219 млн рублей, по итогам двух кварталов на складах находилось 273 % среднемесячного объема производства, на 236 млн рублей. На складах производителей транспортных средств находится 114 % месячного объема производства, более чем на 400 млн рублей. Невелики складские запасы у производителей электрооборудования, но нужно учитывать, что в этом секторе за три квартала объем производства снизился на 4 %.

Производство фармацевтических препаратов в I квартале выросло на 5,2 %, по итогам первого полугодия — на 15,2 %, по итогам трех кварталов — на 11,6 %. Остатки на складах фармпредприятий по итогам полугодия — 174 % месячного объема производства, а по итогам трех кварталов — 196,8 %. Довольно странно выглядит пополнение складских запасов, когда в мире спрос на медикаменты и медицинские изделия вырос в разы.

 

Работа ради прибыли — это не у нас

Финансовые результаты работы экономики за три квартала в этом году значительно хуже, чем в прошлом. Чистая прибыль предприятий составила только 19,9 % к уровню прошлого года, в промышленности — 30 %. За три квартала 2020 года по сравнению с итогами трех кварталов 2019-го количество убыточных предприятий выросло на 27 % и составило 1291. Сумма чистого убытка увеличилась с 997,1 млн до 7057 млн рублей, или в 7,1 раза. Сумма чистого убытка на одну убыточную организацию возросла в 5,6 раза.

Рентабельность в основных отраслях невысока: 75 % промышленных предприятий имеют рентабельность от 0 до 10 %, почти половина сельхозорганизаций — до 5 %.

«К тезису, который часто и расхоже употребляется в отношении Беларуси, — о структурных реформах, о закостенелости модели, нужно подходить очень осторожно, потому что под ним зачастую скрывается банальная манипуляция… Что говорят об этом применительно к Беларуси, мне не совсем понятно… Что нам предлагают? Увеличение эффективности государственных предприятий. Над этим правительство работает», — успокоил телезрителей первого канала Роман Головченко.

Вот только следов работы правительства по повышению эффективности госсектора пока не видно, а ведь обещали исследовать финансовое состояние госсектора, определить список предприятий для санации или приватизации. Но в нынешней политической ситуации эти планы выглядят утопией.

Крыніца: “Белорусы и рынок”