Яндекс.Метрика
Меркаванне

“Беларусь хотят удушить медленно, делая вид, что все добровольно”

Москва и Минск так и не подписали соглашение об “углубленной интеграции”. Кремлю связывает руки необходимость представить интеграционный процесс с Беларусью добровольным, считают политологи.

Карикатура: DW

Вопреки ожиданиям Кремля в новый год Беларусь и Россия, судя по всему, войдут без соглашения об углубленной интеграции. За последние две недели Александр Лукашенко и Владимир Путин встречались дважды, однако запланированное подписание программы действий по реализации Договора о “союзном государстве” и 31 “дорожной карты” к ней так и не состоялось.

Сторонам не удалось договориться по трем ключевым для Минска вопросам – нефти, газу и налогам.

Дешевые нефть и газ в обмен на суверенитет Беларуси?

Прийти к соглашению об интеграции у Москвы и Минска не получается уже на протяжении года. Причину затяжных переговоров аналитик Центра европейской трансформации Андрей Егоров видит в противоположной структуре интересов сторон.

“Если Беларусь заинтересована в экономической части – поставка нефти, цены на газ, доступ к российскому рынку и так далее, то для России на первом месте стоит политический аспект дорожных карт”.

По мнению эксперта, таким образом Россия хочет установить контроль над Беларусью, вплоть до создания наднациональных органов власти.

Аналитик исследовательского центра Eurasian States in Transition (EAST) Андрей Елисеев в разговоре с DW также указывает, что Кремль не собирается давать финансовую поддержку в обмен на “пустые обещания и поцелуи”.

“Изменилась модель торга. Теперь дешевую нефть и газ Россия хочет обменять на куски белорусского суверенитета”, – считает политолог.

У Лукашенко еще остались козыри

Упорство, с которым Лукашенко противостоит Путину на переговорах об интеграции, вызывает вопросы, учитывая, насколько Беларусь зависит от России в торговой, экономической и финансовой сферах. Кроме нефтегазовых субсидий в размере 12% ВВП в 2018 году Москва является главным кредитором Минска и владеет более 37,6% белорусского госдолга (7,9 млрд долларов).

Более того, согласно данным Национального статистического комитета РБ, 38% экспорта Беларуси приходится на Россию, а еще треть экспорта – это поставки нефтепродуктов в страны Евросоюза, которые также зависят от импорта сырой российской нефти.

Однако, у Минска все еще остаются козыри. Директор Центра экономических исследований BEROC Катерина Борнукова говорит, что они находятся не в экономической сфере, ведь с точки зрения экономики Беларусь не особо необходима России как партнер.

“Однако политически России важно сохранять Беларусь как партнера и видимость позитивных отношений с ней. Но, очевидно, что сегодня Россия не готова за это платить столько же, сколько и раньше”, – считает экономист.

Рассуждая об экономической позиции Беларуси на переговорах об интеграции с Россией, Борнукова отмечает, что аргументы Минска не всегда логичны:

“Лукашенко продолжает говорить о равном доступе к рынкам и о равных условиях, но при этом белорусский рынок во многом остается защищенным даже от российской конкуренции, поэтому это довольно опасный момент”.

Вместе с тем, экономист указывает на сильную позицию Минска в вопросе интеграции в налоговой системе:

“У нас совершенно разная структура доходов бюджета. В Беларуси нет огромной доли доходов от пошлин и налогов на нефть, поэтому унификация налогов невозможна”, – полагает Борнукова.

Политолог Андрей Егоров также видит сильные стороны Минска на переговорах с Москвой. “Белорусская экономика не рухнет в один момент без российских субсидий, а перекрыть доступ к российскому рынку невозможно, ведь это будет означать полный крах ЕАЭС”, – говорит он.

На руку Лукашенко играют и протесты белорусской оппозиции против интеграции с Россией. За последние две недели в Минске прошло четыре таких акции и не одна из них не закончилась жесткими разгонами и задержаниями.

Ранее политолог Валерий Карбалевич в комментарии для DW рассказывал, что белорусские власти могут использовать этот аргумент – мол, мы не против интеграции, да вот националисты протестуют.

Из-за тотальной секретности переговоров об углубленной интеграции Беларуси и России нельзя однозначно утвеждать, что только Путин давит на Лукашенко, говорит Катерина Борнукова.

“Лукашенко требует для Беларуси финансовую помощь, которую Москва дать не в состоянии”, – считает экономист.

О взаимном характере давления говорит и Андрей Елисеев: “Ультиматум Медведева об углублении интеграции в качестве платы за дешевую нефть появился в ответ на ожидания Минска, а не наоборот”. Поэтому, как говорит эксперт, с позиции Кремля именно Минск стал давить, требуя поддержку.

Путин не слаб, а делает видимость добровольной интеграции

Вместе с тем, в неспособности Путина “уговорить” Лукашенко эксперты не видят слабости российского лидера. “Это дело времени, и время здесь играет против Лукашенко. Путин продолжит давить, и у него может получиться”, – считает Андрей Елисеев.

“Ограничение для России состоит в том, что они хотели бы, чтобы весь интеграционный процесс выглядел добровольным”, – говорит Андрей Егоров. Если Москва развяжет экономическую и торговую войну, то для всего мира станет очевидно, что на Беларусь оказывается давление с целью принудить к интеграции.

Демонстрировать это, по мнению политолога, Россия не хочет ни миру, ни в особенности на внутренней арене, ведь российское общество устало от конфронтационной политики руководства страны. “Беларусь хотят удушить медленно, делая вид, что все добровольно”, – считает Егоров.

Крыніца: “Немецкая волна”

апошія запісы

Выборы в Белыничском районе пройдут, как надо?

Дзяжурны адміністратар

Осиповичский район: расслабляться с коронавирусом рано

Почему милицию называют мусорами?

Дзяжурны адміністратар