Яндекс.Метрика Чего ждать от встречи Лукашенко с Путиным? - Магілёўскі Рэгіён

Чего ждать от встречи Лукашенко с Путиным?

Перед намеченной на 22 февраля встречей Владимира Путина и Александр Лукашенко аналитики не скупятся в оценках нынешнего состояния двусторонних связей и не боятся давать столь же разноречивые прогнозы об итогах переговоров в Сочи.

Что думают об этом эксперты, выяснила DW.

Руководитель минского Центра по проблемам европейской интеграции Юрий Шевцов уверен, что российско-белорусские отношения на взлете. Сейчас, по мнению Шевцова, нужен сам факт встречи на таком уровне, которая как бы подчеркивает выход Беларуси из полугодового политического кризиса.

Никаких проблем внутри страны, полагает эксперт, у Лукашенко больше нет, это показал «полный провал» попыток организовать протесты во время Всебелорусского народного собрания (ВНС).

— Кризис в принципе пройден, и теперь вопрос, как дальше будут развиваться связи двух стран, потому что они перешли в ходе кризиса в новый формат. В Беларуси объявлено, что она будет выстраивать более тесные отношения с Россией. В чем это будет выражаться — и надо теперь обозначить, — пояснил Шевцов в интервью DW.

Между тем политолог Андрей Суздальцев из московской Высшей школы экономики (ВШЭ) заверил DW, что в Кремле далеки от оптимизма, там пребывают в раздумьях, как быть дальше с Александром Лукашенко, но общий настрой резко против него:

— Есть понимание, что Лукашенко никуда не уйдет, поэтому жестко стоит вопрос, как поступить. И непонятно, сколько надо (денег. – Ред.) дать белорусскому народу, чтобы он снова полюбил Лукашенко.

Но последнее уже невозможно, утверждает Суздальцев.

Научный сотрудник института имени Фридриха Майнеке при Свободном Университете Берлина, доктор политических наук Сергей Богдан, в свою очередь, считает, что задача Кремля — превратить Беларусь в страну с номинальной независимостью, чтобы контролировать принятие ею ключевых решений в сильно большей степени, чем сегодня, «чтобы элиты и народ этой страны не имели влияния на ее судьбу». А задача нынешних белорусских властей — «не допустить этого – возможно, в силу их эгоистических мотивов».

Спустя полгода протестов после президентских выборов карты на руках у Минска очень слабые, сетует Богдан в беседе с DW и предупреждает — речь идет о возможном конце белорусской государственности — в том смысле, когда имеют в виду полноценное государство:

— Безусловно, сохранение места в ООН, названия страны и даже правильных флага и герба с этим может вполне уживаться.

Слабость позиций Минска очевидна, если, продолжает Богдан, взглянуть на два важнейших вопроса двусторонних отношений — на транзит, а также на военное и военно-техническое сотрудничество:

— Принятые в этих сферах в последнее время решения подрывают всю политику Беларуси за два минувших десятилетия и фактически ослабляют независимость страны.

Между тем, выступая на ВНС, Лукашенко заявил о возможности отмены положения конституции о стремлении Беларуси к нейтралитету. Этот тезис развил Владимир Макей, анонсировавший подготовку новой концепции внешней политики РБ: «В современно глобализированном мире, пронизанном интернационализацией, нейтралитета в его классическом понимании не существует».

Возможно, и из-за этих высказываний ожидания от саммита в Сочи у Сергея Богдана тревожные:

—Беларусь оказалась, пожалуй, в самом худшем для ее независимости положении с 1991 года”.

Со своей стороны, говоря о возможных результатах встречи, Юрий Шевцов прогнозирует, что должно быть объявлено о чем-то программном, что «должно подчеркнуть бОльшую близость двух стран, скорее всего это будет касаться сферы безопасности и экономики». Необходимая договорная база, по оценке Шевцова, в принципе существует, надо просто ее наполнять большим содержанием.

Однако, возражает Богдан, Лукашенко, напротив, будет пытаться максимально затянуть переговоры с Москвой и выхолостить многие пункты договоренностей — то есть повторить то, что было им сделано, например, при обсуждении создания российской авиабазы в Беларуси. Оно, напомнил сотрудник института имени Майнеке, длилось лет шесть и из-за постоянной эволюции позиции Минска в итоге потеряло всякий смысл. То же самое, не исключает Богдан, может случиться и с модернизацией белорусской армии в той форме, которая выгодна России и продавливается ею, и с перенаправлением маршрутов экспорта белорусских нефтепродуктов из портов Литвы и Латвии в российские.

Со своей стороны, Андрей Суздальцев из ВШЭ заявления Минска о возможном отказе от нейтралитета называет чисто пропагандистскими. Если же речь зайдет об углублении экономической интеграции, то Москва, указывает политолог, предложит вернутся к так полностью и не подписанным «дорожным картам», несовместимым с дотационной системой, на сохранении которой настаивает Лукашенко.

Сергей Богдан предлагает рассматривать перспективы отношений Москвы и Минска в широком международном контексте, учитывая обстановку вокруг Беларуси и России:

— Единственное, что может спасти белорусскую независимость — не номинальную, а реальную — это затягивание переговоров в надежде на изменение мировой конъюнктуры на более благоприятную для Минска. Если повезет, то, может, таким вот образом и получится выскользнуть из цепких объятий Путина”.

Единственное, что остается делать Москве, дополняет картину Суздальцев, – просто ждать:

— Я думаю, что конфликт начнется обязательно. Если Александр Лукашенко денег не получит, то это случится скоро. Если получит — все затянется до лета. Но Лукашенко не усидит на месте и вновь вернется к антироссийской риторике.

Пока этот человек правит в Минске, не будет ни Союзного государства, ни интеграции, ни российской авиабазы в Беларуси, заключил Суздальцев.