Что не так с традиционной оппозицией

Старая гвардия и новые реалии

 

Белорусский протест уникален по своей сути – у него нет лидеров. По крайней мере, в привычном понимании: впереди колонны с гундосым «матюгальником» или верхом на импровизированном броневичке.

Больше двух месяцев по всей Беларуси не утихают народные волнения, спровоцированные масштабной фальсификацией президентских выборов и беспричинным садизмом силовиков в отношении своих же сограждан.

Если не считать телеграм-навигации от Nexta, которую на полном серьезе разбирают стратеги в генеральских погонах, люди демонстрируют вполне успешную самоорганизацию. По крайней мере, власть в иллюзорные 80% уже не верит и сама. Иначе зачем в огромном количестве мобилизовать милицейскую и армейскую спецтехнику, огораживать столицу колючей проволокой и поливать гражданских из водометов? Не говоря о тысячах вооруженных «молодцев» с надбавками за «переработку».

Раньше было просто: для протокола всегда находился штатный козел отпущения из «пятой колонны». Сегодня оппозиция – весь народ. Как минимум, отнюдь не меньшая его часть.

На сколько еще хватит ресурса жертвенных ходоков? И был бы этот протест успешнее, возглавь его кто-то из хорошо известных многим традиционных партийных боссов? Впрочем, есть ли интерес самой классической оппозиции к тому, что впервые за четверть века происходит в духе коллективной импровизации?

 

Корнеенко: «Старая оппозиция «профукала» нынешние выборы»

Создается впечатление, что нынешнюю политическую кампанию демсилы все же «профукали». Не вписались в нее с самого начала, иронизировали, когда появилась неопытная «самодеятельность»: банкир Виктор Бабарико, «пэвэтэшник» Валерий Цепкало, не говоря уже о домохозяйке Светлане Тихановской, подхватившей эстафету нейтрализованного мужа-блогера. Кто-то уперто топил за бойкот, иные навешивали клише о российском следе. Сейчас вот о жалкой пародии на героев-киргизов…

Но оказалось, что не новички, а как раз старички не просекли настроения новой Беларуси. Когда немного пришли в себя, начали подтягиваться к передовой. Некоторые члены ОГП, БХД и прочие влились в «команду перемен» со штабом в изгнании. Но в массе своей профессиональные революционеры так и остались сторонними наблюдателями глобальных тектонических сдвигов.

Виктор Корнеенко – национальный координатор по наблюдению аж в девяти электоральных кампаниях. Не так давно принял решение больше ничего не возглавлять, не координировать, не входить в рады и комитеты. Сейчас рядовой член Объединенной гражданской партии.

«Очевидно, что старая оппозиция «профукала» эту кампанию, не почувствовав острой потребности общества в переменах, — соглашается он. — На мой взгляд, последнее достойное выступление было в 2006-м, когда основным политическим силам удалось договориться и действовать более-менее осмысленно. Конечно, и тогда было много ошибок. Главная – затяжка времени с определением «единого». Но именно в те дни на Западе в нашей оппозиции увидели партнера. Реакцией была премия Сахарова Александру Милинкевичу; встречи с Меркель и Саркози; начало вещания «Белсата»; заработала программа Калиновского».

Впоследствии скромные достижения своими же руками и развалили, продолжает Виктор Корнеенко. 2010 год стал примером, как не надо делать, если хочешь добиться хоть какого-то результата. 2015-й даже вспоминать стыдно. А что же 2020-й? Сначала в тупик славировали «бойкотчики», следом разругались «праймеристы», напоминает он.

«Стратегия бойкота в наших условиях провальна. Во-первых, и результаты голосования, и явка фальсифицируются. Во-вторых, сторонники бойкота даже не пытались что-либо сделать для его организации, кроме того, что «коломутили» интернет. Если вспомнить очереди в день голосования, понимаешь: лидеры бойкота совершенно оторваны от реальности и не чувствовали состояния общества. Бойкот в принципе не мобилизует на протест. Если человек не пошел на выборы, зачем ему возмущаться? Другое дело, если вы проголосовали за альтернативного кандидата и знаете, что среди ваших знакомых нет никого, кто поддержал «80-процентного». Вопиющее мошенничество, которое вызвало протест».

Сегодня можно услышать: а почему старая гвардия раньше не добилась такой поддержки со стороны общества? Критика не совсем справедливая, считает Виктор Корнеенко. Даже сейчас было бы сложно добиться высокой организации без социальных сетей и телеграм-каналов, не говоря о 2010-м и тем более 2006-м. Да и отношение к авторитарному лидеру сильно изменилось после субботника со шпицем, коронавирусного парада и общего снижением уровня жизни на фоне «несуществующей» пандемии.

Но в любом случае обижаться старым политикам нужно только на зеркало, подытожил собеседник.

 

Борисов: «Общество изменилось и начало структурироваться»

Председатель Белорусской социал-демократической партии (Грамада) Игорь Борисов признает, что традиционная оппозиция выпала из президентской кампании еще на этапе «праймериз». Пять структур демократических организаций договорились выдвинуть единого кандидата, но из-за внутренней недоговороспособности процедуру не получилось ни изменить, ни завершить. В итоге провал списали на пандемию.

«Все предполагали, что это будет одна из самых унылых президентских кампаний, — говорит Игорь Борисов. – К этому все шло, пока на горизонте не появились Бабарико, Тихановский (позже Тихановская), Цепкало. Новые лица настолько разогрели народ, что даже коронавирус отошел на второй план — уже третий месяц после так называемых выборов в стране жарко. Впервые появился кандидат, вселявший надежду, — Виктор Бабарико. Два других только укрепили эту веру. Сильная фигура нашла отклик у людей, которые поверили в возможность победы и сильно политизировались».

Успех профессионального банкира объясняется несколькими причинами: солидный бизнесмен, успешный меценат, бесспорный интеллектуал. Люди поверили: именно такой человек способен что-то изменить. Политикой заинтересовался средний класс, ранее от нее далекий.

«Такого человека в оппозиции не было. Даже смена старого поколения политиков на молодых не привела к существенным изменениям. На то ряд причин: многие выросли из общественно-политического активизма, а в Беларуси это нельзя назвать историей успеха. Политические организации перестали быть массовыми, отсутствие финансовой поддержки дало возможность существовать только в очень скромном виде. Социальный лифт, которым являются выборы в демократических странах, не работал. Поэтому ни в местных советах, ни в парламенте не представлена ни одна демократическая организация. 26 лет поливания грязью оппозиции сделали ее в глазах социума «неудачниками и отморозками», — говорит Борисов.

При этом он против однозначной трактовки – мол, партии проигнорировали выборы. Просто разная степень вовлеченности. БСДП (Грамада) была задействована в независимом наблюдении в рамках кампании «Право выбора», выдвигала своих представителей в избирательные комиссии, проводила встречи с избирателями, занималась программой реформ. Многие партийцы индивидуально работали в штабах Бабарико и Цепкало.

«Да, ряд оппозиционных политиков фактически присоединился к другим штабам, хотя некоторые просто «прилипли», создавая те же проблемы, которые они порождали в среде демократов. Но я бы не сказал, что старая гвардия «профукала» момент. Тот факт, что партии не были хедлайнерами процесса, не означает, что они не готовы ими стать сейчас. Поствыборная пена постепенно спадает, люди начинают понимать, что победить полицейское государство, поддерживаемое Кремлем, не так просто. Приходит понимание, почему традиционная оппозиция все эти годы не побеждала», — продолжает он.

Очевидно, что ни один из вновь созданных оргкомитетов не будет легализован нынешней властью. Однако есть как минимум пять зарегистрированных партий, которые представляют почти все основные политические идеологии, — Белорусская социал-демократическая партия (Грамада), Белорусская партия «Зеленые», Партия БНФ, Объединенная гражданская партия и Белорусская партия левых «Справедливый мир».

По мнению Борисова, укрепление за счет притока новой крови, во-первых, структурирует протест, во-вторых, придаст импульс жизни этим организациям. Он не исключает, что официальные партии в будущем могут стать реальной площадкой для диалога и переговоров с властями. При условии, что они станут более массовыми.

«Если делать ставку на идеологию политических организаций, их устойчивое развитие, мы быстрее придем к демократии, нежели полагаясь на эмоциональный уличный спонтанный протест и сильного лидера. Кыргызстан для нас не пример. Власть может смениться за три часа, но в результате свободных и честных выборов, а не разоренного города. Не исключаю, что в последующих кампаниях каждый член избирательной комиссии многократно подумает, идти ли в комиссию и фальсифицировать итоги. Власть наконец должна понять: общество изменилось и начало структурироваться».

Белорусское общество больше не будет таким аморфным и безразличным, как до сих пор, уверен Игорь Борисов. Государство расписалось в том, что больше не может выполнять общественный договор, а само общество уже более прогрессивно, чем нынешняя власть геронтократов. В любом случае счетчик начала конца для режима Лукашенко запущен, итожит он.

 

Губаревич: «Избирательная кампания нужна для мобилизации»

Лидер движения «За свободу» Юрий Губаревич сразу предупреждает, что не отвечает за всю оппозицию, а лишь за себя и возглавляемую им команду единомышленников.

«Когда мы еще традиционной оппозицией пытались избрать единого кандидата, я опубликовал тезис о своем видении действий на избирательный период. Сказал: никаких бойкотов — избирательная кампания нужна для мобилизации. Я призвал: не стоит втягивать людей в массовые мероприятия с повесткой дня, далекой от их настроения. И предложил: давайте проводить исключительно легальные уличные акции ради наращивания протестного потенциала. Разве не это все сработало? Я озвучил стратегию действий против фальсификаций: чтобы на избирательные участки пришли их предотвратить хотя бы 1% избирателей. То есть, наблюдать за членами комиссии или оказывать на них давление».

По словам Юрия Губаревича, даже соратники называли его «отъявленным оптимистом». Он согласен, что ошибся только в расчетах: на многие участки пришли ждать результатов голосования в разы больше избирателей. Именно такая активность помогла разоблачить фальсификации и послужила поводом для массовых протестов.

«Теперь я тоже вместе со своими коллегами по движению «За свободу» не просто комментатор того, что происходит в стране. Не пропускаю воскресных маршей в Минске и вхожу в основной состав Координационного совета, созданного по инициативе Светланы Тихановской. Мы совместно пытаемся сделать так, чтобы политический кризис разрешился через трансфер власти. Путем переговоров. Чтобы процесс на всех уровнях не «заболтали» и это не стоило всем нам еще большей крови. Теперь от политиков требуется рассудительность и ответственность», — считает Юрий Губаревич.

Не в первый раз избирательная кампания завершается зачисткой политического пространства, посадкой и вынужденной эмиграцией оппонентов. Однако впервые народ не капитулировал после показной жестокости силовиков, а вчерашняя домохозяйка формирует в европейских столицах повестку альтернативной Беларуси, свободной от диктатуры.

И как ни пытается Александр Лукашенко убедить себя и окружающих, что ситуация под контролем, отчаянное цепляние за власть выглядит все более жалким.

Игорь Карней

Крыніца: СН+

Яндекс.Метрика