Яндекс.Метрика
У Беларусі

Дефолт уже не пугает

Коронавирус все спишет

Всего за два месяца мировая экономическая реальность поменялась так, что сегодня для уважающего себя государства объявить дефолт уже совсем не стыдно. Война долги списывает, а экономический пейзаж планеты после пандемии COVID-19 будет очень похож на послевоенный. Станет ли Беларусь первой страной, объявившей дефолт из-за эпидемии?

Бизнес не зря изобрел для себя такую отмазку, как «обстоятельства непреодолимой силы», более известные как «форс-мажор». Никто не будет требовать вернуть кредит, если он был потрачен на строительство фабрики, которую потом разрушило землетрясение. Т.е. требовать, конечно, могут – но отдавать не будут на вполне законном основании. Или если государство из-за эпидемии закрыло границы, а у перевозчика в многокилометровых очередях сгнила свежая рыба, никто с него не будет через суд взыскивать убытки: подобные ситуации обычно прописываются в контрактах на поставку.

А как быть стране, для которой в один момент закрылся кормивший ее транзит? Здесь мы вступаем на скользкую тропу юридических дефиниций. Потому что ни у кого нет однозначного ответа на вопрос, может ли государство ссылаться на понятие форс-мажора так же, как коммерческая фирма. Но ответ на этот вопрос чрезвычайно важен для Беларуси.

РАЗБИРАЕМСЯ С ВНЕШНИМ ДОЛГОМ

На 1 февраля 2020г. внешний государственный долг Беларуси составлял $16,9 млрд. Общий долг страны (государственный + организаций) превысил $40 млрд. Как следует из статистики обслуживания внешнего долга, которую публикует Нацбанк, в 2019г. Беларусь отдала кредиторам $6,372 млрд. Из них $4,948 млрд пошло на выплату основного долга, а $1,424 млрд – на платежи по процентам. Для сравнения: в 2018-м платежи всей экономики по внешним долгам составили $7,199 млрд, из которых $5,671 млрд – в счет погашения основного долга, а $1,528 млрд – проценты. Вообще же с 2012г. долговая нагрузка на экономику не опускается ниже $6 млрд.

В 2019г. сектор госуправления (Минфин + местные власти) выплатил по внешнему долгу $2,328 млрд, в т.ч. по основной части – $1,511 млрд, по процентам – $817 млн.

Официальная статистика также позволяет дать оценку предстоящих выплат по внешним долгам. Нацбанк определяет четыре основных сектора – госуправления (Минфин), центрального банка (НБ РБ), депозитных организаций (банки) и другие организации (нефинансовая часть экономики).

Если свести все данные из отчета, то получится, что в нынешнем году выплаты по внешнему долгу достигнут $6,6 млрд. Из них по основному долгу платежи составят $5,5 млрд, по процентам – $1,1 млрд. Внешний долг к выплате у сектора госуправления предварительно оценивается в $2,480 млрд; из них $1,653 млрд – погашение основного долга, $827 млн – проценты.

Идем дальше. Нацбанк должен выплатить в 2020г. внешним кредиторам $161 млн, коммерческие банки – $1,056 млрд, из которых $993 млн – основной долг, $63 млн – проценты. Впрочем, здесь не учтены краткосрочные обязательства банков в виде наличной валюты и депозитов.

Наконец, самое важное – и самое проблематичное. Предприятия реального сектора должны отдать в 2020г. внешние долги в сумме $2,930 млрд, в т.ч. по основной части – $2,726 млрд, по процентам – $204 млн. И это опять же без учета торговых кредитов и внесенных авансов.

ДЕНЕГ НЕТ И НЕ ПРЕДВИДИТСЯ

Белорусская железная дорога потеряла пятую часть грузоперевозок. Объем грузоперевозок – один из лучших индикаторов экономического положения любой страны. Биржевые аналитики знают: сокращение грузоперевозок – первый признак скорой беды. Дальше уже идут сокращение потребления и первичные обращения за пособиями по безработице.

За два первых месяца нынешнего года грузоперевозки БелЖД обвалились более чем на 21%. Как говорится во внутренних документах компании, причиной стал не только международный карантин в связи с коронавирусом – сказалось и отсутствие экспортных контрактов у калийщиков и нефтепереработчиков. А из-за COVID-19 обрушились и пассажирские перевозки.

Тем временем склады снова забиты: к 1 марта запасы готовой продукции в промышленности достигли максимума за пять лет – на BYN5,754 млрд. За скользящий год (12 месяцев) денежная оценка складов выросла на 18,8%. По отношению к месячному объему выпуска запасы составили 83,5% (против 65,1% на 1 марта 2019г.).

И ко всему этому агентство Reuters 27 марта сообщило, что начало поставок нефти из РФ в Беларусь в апреле под угрозой срыва, поскольку крупнейшие российские компании до сих пор не подписали соглашения с «Белнефтехимом» из-за сохраняющихся разногласий.

Проблема в том, что Минск хочет большую часть объема получать по-прежнему от группы «Сафмар», а остальные российские компании настаивают на принципе равнодоступности, подразумевающем экспорт в каждом направлении в соответствии с добычей производителя.

СОВМИН ПЛАТИТЬ НЕ ХОЧЕТ

23 марта первый заместитель премьер-министра Дмитрий Крутой заявил, что Беларусь рассматривает возможность реструктуризации части внешнего долга. Соответствующие предложения у правительства уже имеются.

«Те кредитные линии, которые у нас были взяты на стандартных условиях… Мы попытаемся выйти на партнеров, невзирая на карантинные ограничения и прочее, и внесем предложения по реструктуризации части внешнего долга, – сказал первый вице-премьер. – Обсуждались только кредитные линии международных финансовых организаций (Всемирный банк, ЕБРР и ЕИБ). Никакого дефолтного состояния. Все обслуживание долга идет в обычном режиме. Евробондов это тема вообще не касается».

В качестве примера, пишет БелТА, Крутой привел Всемирный банк, который анонсировал выделение прямой помощи, в т.ч. на ликвидацию последствий коронавируса. «Мы пока таких денег у него не запрашивали. Но в части долговых линий, думаю, можем с ними поработать», – отметил чиновник.

Так или иначе, но ранее запретное для белорусских чиновников слово «дефолт» прозвучало. Пусть и в контексте отрицания. Но сюда еще накладывается недавний неудачный опыт: 2 марта Минфин начал road show в США и ЕС нового выпуска евробондов из двух траншей в долларах и евро. Однако по итогу размещение евробондов отложили на неопределенный срок из-за нестабильности финансовых рынков на фоне эпидемии коронавируса. Правительству пришлось попрощаться с планами привлечения инвестиций более чем на $1 млрд.

Даже реструктуризация части внешнего долга, о которой сказал Крутой, – довольно рискованная операция. Профессионалы прочитали посыл очень точно: «Денег в бюджете нет, мы готовы объявить дефолт». Здесь важно понимать: по мере того как обесценивается рубль, растет и сумма внешнего долга – в рублевом выражении, но намного ли от этого легче?

Девальвация рубля и падение экономики подтолкнули госдолг вплотную к опасной отметке в 40% ВВП. Почти 80% совокупного госдолга номинировано в долларах. Неважно, какой дефолт готово допустить белорусское правительство: неполный, частичный, или еще какой-то – это все равно дефолт. С иностранными инвестициями можно будет попрощаться сразу и надолго. Очевидно, что теперь Беларусь вступает в долгий и сложный диалог с крупнейшими кредиторами – прежде всего с Россией и Китаем. Очень вероятно, что расплачиваться придется кусочками суверенитета – больше активов не осталось.

ЧТО ДАЛЬШЕ?

Если ситуация с пандемией COVID-19 будет развиваться прежними темпами, уже через месяц-другой мы увидим парад суверенных дефолтов. Тогда и Беларусь сможет «с чистой совестью» заявить об отказе от своих долговых обязательств.

А такое вполне реально. Более того, даже в США, где эпидемия сейчас «на взлете», уже осторожно заговорили об отказе от своего знаменитого госдолга. Конечно, мировая финансовая система в таком случае сразу рухнет… Или нет? США уже подготовили законопроект о введении цифрового доллара на основе технологии блокчейн. Китай заканчивает последние приготовления к переходу на цифровой юань. Нельзя исключать, что уже к концу нынешнего года вся мировая денежная система станет совсем другой.

Денис Лавникевич

Крыніца: “Белгазета”

апошія запісы

Надпіс на мастацкім музеі імя В.К. Бялыніцкага-Бірулі ў Бялынічах будзе на беларускай мове

В Беларуси уже 214 человек умерло из-за коронавируса

Дзяжурны адміністратар

Белорусы бьют политические рекорды в условиях пандемии коронавируса

Дзяжурны адміністратар