Дикими тропами в поисках древних лесов

Максимальная концентрация болот и заболоченных лесов в Беларуси приходится на Полесье, в некоторые из них даже не ступала нога человека. Поэтому, когда пришло время искать первобытные леса, ученые первым делом отправились в данный регион. Вместе с зав. лабораторией продуктивности и устойчивости растительных сообществ Института экспериментальной ботаники им. В.Ф. Купревича НАН Беларуси (ИЭБ) Максимом ЕРМОХИНЫМ мы обследовали заказник «Букчанский» на наличие таких лесных массивов.

 

В поисках древних лесов

«Первобытные леса для Беларуси – это леса, где либо никогда не велась хозяйственная деятельность, либо она была давно и найти ее следы сложно. Одним из критериев отбора таких лесов является наличие деревьев с возрастом старше 120 лет. Они имеют естественное происхождение и сформированы аборигенными видами со сложно-возрастной пространственной структурой. Но самое важное: эти леса развивались без вмешательства человека и способны к поддержанию саморегуляции. При этом собирать ягоды здесь естественно», – объяснил М. Ермохин.

…Обуваем болотные сапоги и отправляемся хлюпать по Топиловским болотам. Это территория заказника республиканского значения «Букчанский», который находится в Лельчицком районе. Огромные территории в Полесье в 1950-1980 гг. были осушены. Тем не менее, по словам ученого, в этом регионе все еще сохранились крупные ненарушенные лесоболотные массивы. Преобладают заболоченные сосновые леса, среди которых встречаются сухие острова с сосняками лишайниковыми.

Одновременно работает четыре бригады ученых ИЭБ. У каждой намечен свой маршрут.

«Сегодня нам необходимо обследовать островки на болоте», – показывает ученый карту, составленную с помощью ГИС. На ней обозначены лес, тропы, наиболее топкие места… В помощь – устройство с GPS. А вот с чем не помогает справляться никакая техника, так это с жарой и назойливыми насекомыми.

Пока двигаемся по болоту до локации, которую предстоит проверить на наличие первобытных лесов, М. Ермохин делится новостями: «Обследование лесов в Милошевичском лесхозе проходит вторую неделю. В первую – исследовали лесные и болотные массивы в северной части лесхоза на границе с заказником «Старый Жаден». Там обнаружили подходящие участки лесов. В Милошевичском лесхозе экспедиция продлится две недели, еще две мы отвели на работы на территории Полесского лесхоза, и еще две – в Лельчицком.

На территории, которую обследуем сейчас, встречаются среди болота сосняки сфагновые и багульниковые. Туда, кроме как за клюквой, люди не ходят, поэтому сохранилось много старых деревьев: по 160–200 лет, а вчера встретилась сосна возрастом около 220 лет».

Интересный лесной комплекс ученые обнаружили в предыдущие дни экспедиции – участок среди болота, где в сосняках багульниковых по небольшим островкам растут ели. Для юга Беларуси, где ельники практически не встречаются, – это редкое сочетание.

Возраст деревьев дендролог с опытом уже определяет на глаз. На случай, если возникают сомнения, в рюкзаке всегда имеется приростной бур. Этот инструмент позволяет выкрутить керн из дерева и уточнить возраст по кольцам. А вот сколько лет дереву, растущему на болоте, в точности до года можно установить под микроскопом.

После полевых уроков по дендрохронологии попутно пытаемся угадать возраст деревьев. М. Ермохин обращает внимание, что на болоте сосны намного ниже, чем на суше. Так они реагируют на климатические особенности. «В топких местах они растут невысокие, корневая система плохо развивается. Самые маленькие сосны можно встретить на верховых болотах, потому что там им не хватает минеральных веществ, отмечается недостаток кислорода в почве. И корни их также отличаются: у болотных сосен – поверхностные, а на суше они развиваются вглубь», – пояснил М. Ермохин.

9 часов и 20 км – полевой день завершен. Большая часть островков оправдала ожидания: на многих обнаружили леса, подпадающие под признаки первобытных. И чем дальше уходили от цивилизации – тем интереснее встречались природные объекты. Виднелись даже хвойные деревья, визуально смахивающие на бонсаи. Поистине по-марсиански выглядела локация с участком булавоносцевой дюны с вековыми соснами – редкая для Беларуси и типичная для этой местности. Каждый такой участок М. Ермохин подробно описал.

Поиск первобытных лесов стартовал в 2020 году. Ученые ИЭБ, которые являются исполнителями задания по проекту Франкфуртского зоологического общества и ОО «Ахова птушак Бацькаўшчыны» «Полесье – дикая природа без границ», разработали критерии и методику идентификации первобытных и малонарушенных лесов применительно к территории Белорусского Полесья. Параллельно с этим проектом ботаники занимаются выделением первобытных лесов во всех ООПТ республиканского значения. После обследования им предстоит нанести эти участки на карту и передать под охрану.

 

Новая категория?

Каким будет происходить оформление новой категории лесов высокой природоохранной ценности – первобытных – до конца не решено.

М. Ермохин считает: пока для того, чтобы не потерять эти уникальные массивы, следует воспользуется имеющимися механизмами. Если первобытные леса будут идентифицированы в заказниках – пересмотреть их режим охраны, за пределами – либо инициировать организацию ООПТ, либо выделять редкие и типичные биотопы. Но этого недостаточно.

Само понятие «первобытные леса» в белорусском законодательстве отсутствует. Но биолог убежден, что его важно ввести в природоохранную практику, особенно в реалиях, когда растет интенсивность лесопользования. «Это поможет подчеркнуть значимость таких территорий, вводить охранные обязательства полностью для всего массива, а не только для отдельных старых деревьев. Причем эта охрана должна быть на уровне заповедной. Ведь стоит задача и в дальнейшем обеспечить нетронутость первобытных лесов», – подытожил ученый.

Валентина ЛЕСНОВА, фото автора, «Навука»

На снимках: поиск первобытных лесов – занятие увлекательное…