Хождение по кругу и босиком росе. Предвыборная борьба возвращается к привычным сценариям

«Никогда такого не было – и вот опять», – этот поросший мхом афоризм остается универсальным законом протекания социально-политических процессов на постсоветском пространстве. У электората память – как у бабочки-капустницы, живущей один сезон. К тому же в каждой избирательной кампании в процесс включаются новые избиратели, которым в диковинку белорусские политические нравы и технологии. Так все-таки – было или не было? Почему все то ли повторяется, то ли возвращается к исходной модели? «БелГазета» взяла на себя труд разобраться в этом философском вопросе.

На самом деле, конечно, многое из того, что сейчас подается как сенсация, скандал, интрига и т.п., уже было, причем многократно. Александр Лукашенко был? Всегда был, как минимум с 1994г. Критические выступления его оппонентов по БТ, зачастую гораздо более жесткие, чем телеобращения нынешних кандидатов? Тоже были. Уголовные дела в отношении противников власти и превентивные посадки активистов были? Естественно, хотя в разной последовательности и дозировке. А раздувание интриги вокруг наблюдения за всенародным волеизъявлением? Было, и в международном формате, и в национальном. Тактические попытки накануне голосования заключить перемирие с Москвой, поскольку выборы – это всегда ухудшение отношений с Брюсселем? Само собой. Получается бег по кругу. И глава государства все чаще предлагает пробежать этот путь босиком.

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА. АЛЕКСАНДР ЛУКАШЕНКО:
«Вернитесь на землю, вернитесь! Походите босиком, даже если вы живете на девятом этаже. Выйдите утром. Вот подумайте, вы по росе когда ходили в последний раз? Половина не помнит. А это все надо. Это лекарство. Не японский препарат, который я привез на самолете. Нам надо изменить образ жизни. Нам нельзя бросать землю, бросать деревню».

ПЕРЕМЕН ТРЕБУЮТ НАШИ СЕРДЦА!

Вместе с тем нельзя сказать, будто ничего вообще не меняется. Во-первых, с мая-июня, когда кампания стартовала, полностью изменился ее сюжет. Тогда он был примерно таким: «У власти здорово упал рейтинг, действующий президент проиграет выборы, а выигрывать их у него будут… (список прилагается)». К концу июля перед нами уже другой водевиль: «Приходите 9 августа на участки, становитесь наблюдателями! Эти выборы не приведут к смене президента РБ. Но все равно приходите: потом мы проведем другие выборы и выиграем их». 22 июля на заседании Центризбиркома предусмотрительная Лидия Ермошина предложила уменьшить количество наблюдателей на участках до пяти, мотивируя это сложной эпидемиологической обстановкой. Натурально, все члены ЦИК поддержали Ермошину.

Во-вторых, список действующих лиц и исполнителей, прилагавшийся к первому сценарию, почти полностью аннулирован. О ком говорили в связи с выборами пару месяцев назад? Сперва о Сергее Тихановском, потом о Валерии Цепкало и Викторе Бабарико. Сейчас Тихановский и Бабарико в СИЗО, а бедняга Цепкало, обложенный компроматом и судебными разбирательствами, на прошлой неделе исчез с белорусских радаров и появился на радаре московском.

Накануне исчезновения Цепкало сделал характерный ход: объявил о создании комитета национального единства, пригласив в него всех, кого «Лукашенко выбрасывал с политической арены». СМИ и соцсети терялись в догадках: то ли покинул страну, то ли самоизолировался в связи с COVID-19, то ли – о, эта неуемная фантазия агроконспирологов! – «вывезли американцы». Ага, на бомбардировщике-невидимке Northrop B-2 Spirit прямиком на базу в Гуантанамо. 23 июля пресс-секретарь политика Алексей Урбан подтвердил, что Цепкало «находится и работает в стране» и «продолжает активное участие в политическом процессе. А 24-го Цепкало обнаружился в Москве, куда вывез детей, мотивируя это готовящимся арестом, пообещал раскрыть международному сообществу глаза на режим и призвал РФ не помогать РБ. Валерий Вильямович, а вы уверены, что глаза у них закрыты?

Кто же остался на арене избирательной кампании? Совершенно новые люди, которые в мае были если не в бэк-вокале и на подтанцовке, то явно во втором ряду: Мария Колесникова, Светлана Тихановская, Вероника Цепкало. Никто из них профессиональным политиком не является, в президенты из троицы баллотируется лишь Тихановская, за нее и топят все без исключения «незалежныя медыi», игнорируя прочих кандидатов как спойлеров. Кстати, детей за пределы РБ она тоже вывезла на прошлой неделе, опередив Цепкало.

В-третьих, активизировался процесс сглаживания углов между старой, титульной и даже титулованной оппозицией, назначенной на эту должность еще на заре 2000-х самим президентом и уважаемыми европейскими партнерами, и новой протестной волной, пришедшей в политику вслед за троицей Тихановский-Бабарико-Цепкало. Колумнисты старой генерации уже ноют, что новая генерация видит в них радикалов, недостаточно восторженна по поводу национал-возрожденческой повестки и еще не появилась на свет, когда они 26 лет подряд доблестно шатали режим. Но процесс идет своим чередом.

Например, орготдел штаба Тихановской возглавила сопредседатель оргкомитета БХД, звезда весенних оппозиционных праймериз, выпускница Академии МВД, несостоявшийся кандидат-в-кандидаты в президенты, многократный кандидат в депутаты и т.п. Ольга Ковалькова. Это естественный процесс, власть его будет всемерно поощрять: титульная оппозиция протаскивает в лагерь новобранцев не только опыт и связи, но и узнаваемость, антирейтинг, механизмы контроля извне. В любой непонятной ситуации, как это было, скажем, с бунтами тунеядцев, Лукашенко сватает новой оппозиции в союзники и консультанты старую, проверенную: стабильность и преемственность должны царить не только во власти, но и среди ее оппонентов.

В-четвертых, как пачка дрожжей, злонамеренно брошенная в туалет избирательного участка, в массы попер революционный креатив убойной силы вроде белых ленточек или «женщин против Лукашенко». Как это обычно бывает в Беларуси, креатив оказался копипастом из чужих избирательных кампаний, давно прошедших в других странах, братских и не очень.

В-пятых, кандидаты в президенты вышли в эфир национального ТВ, но об этом отдельно.

СОЦИОЛОГИЯ С ПЛАВАЮЩИМИ НОМЕРАМИ

Люди старшего поколения знают, что президентские выборы в РБ – это всегда про 83% поддержки нацлидера. Услышав про 83%, они сразу начинают перемигиваться и улыбаться. Оно и понятно: представления Лукашенко об убедительной победе сформировал второй тур президентских выборов 1994г., когда никаких упреков в фальсификациях не было. Реализовать свой 83-процентный потенциал в полной мере Александру Григорьевичу удалось дважды – в 2006г. и 2015г. С той поры результат нацлидера по версии ЦИК если и колебался от кампании к кампании, то совсем чуть-чуть – с амплитудой 7,82%.

Справка «БелГазеты». Согласно данным ЦИК, на выборах в 1994г. действующий президент получил 44,8% голосов в первом туре и 80,6% – во втором; на выборах 2001г. – 75,65%; 2006г. – 83%; 2010г. – 79,65%; 2015г. – 83,47%.

Ловушка, в которую Лукашенко угодил в 2020г., связана с двумя факторами: во-первых, с отсутствием в РБ регулярно публикуемых социологических исследований, во-вторых, с окончательным перетоком даже лояльного власти электората в интернет-СМИ и соцсети, где 83% всенародной любви сужаются до 3% и вообще любить первое лицо не модно. В 3% поверила сперва часть белорусов, до сих пор голосовавших за Лукашенко, а затем, похоже, и сам Лукашенко. Почему многоопытный Александр Григорьевич повелся на банальную разводку с 3%, непонятно. Зато понятно, что все усилия госаппарата теперь направлены на то, чтобы отыскать 80% заблудившихся по пути к плановой «элегантной победе».

Мы помним, как это попытались сделать в обнародованной 9 июля обозревателем БТ Андреем Кривошеевым наисекретнейшей аналитической записке ОАЦ: «По оперативной информации, поступающей в ОАЦ из различных источников, к концу июня 2020г. уровень доверия главе государства достиг 76%… По оценкам экспертов, уровень доверия президенту РБ способен в ближайшей перспективе достичь 80%, что практически исключает серьезные электоральные риски в ходе избирательной кампании».

На прошлой неделе телеканал ОНТ опубликовал результаты соцопросов аналитического центра Ecoom с еще одной волшебной цифрой доверия действующему главе государства – 69,4%. Это меньше, чем «по оперативной информации, поступающей в ОАЦ из различных источников», но все равно обещает победу в первом туре.

Справка «БелГазеты». Согласно социсследованию, проведенному по заказу ОНТ с 10 по 13 июля методом телефонного опроса, 69,4% респондентов намерены голосовать за действующего президента, в то время как за Бабарико – 6,7%, Цепкало – 3,1%, Тихановскую – 2,2%, Канопацкую – 1,5%, Черечня – 0,8%, Дмитриева – 0,3%. Затруднились с ответом 6,4%, не захотели отвечать – 6,1%, против всех намерены голосовать 3,5%. Таким образом, в выборах планируют участвовать 87% белорусов. В опросе приняли участие около 1800 респондентов, погрешность составила 2,5-4%.

Ecoom дебютировал во время референдума 2004г., когда проводил экзит-полы параллельно балтийскому филиалу Gallup. Результаты экзит-полов двух организаций отличались в разы. Не будем утверждать, что Gallup (тем более балтийский) все подсчитал безупречно. Не будем настаивать и на том, что пристрастен был Ecoom. Однако в социологии разбежки в несколько раз просто не бывает.

И на этот раз Ecoom не обманул ожиданий: «Уровень доверия действующему президенту, который включает не только электоральный рейтинг, но и оценку социально-экономической политики главы государства, эффективности принимаемых им решений, согласно опросу, составляет 78,1%». Напомним: у ОАЦ – меньше, 76%, «по оперативной информации из различных источников».

Раз речь зашла о источниках, теперь про Gallup. Тот самый Gallup – или не тот самый? Телеграм-канал «Дилетант» опубликовал данные телефонного опроса, якобы проведенного Gallup на территории РБ, причем на официальном сайте Gallup сведения об опросе отсутствуют. Косвенное подтверждение того, что опрос проводился, можно обнаружить только у источника, аналогичного телеграм-каналу «Дилетант» – телеграм-канала Nexta: «Звонящая женщина называет себя представительницей компании Gallup. Gallup – это серьезная американская аналитическая и консалтинговая компания, которая среди прочего занимается проведением соцопросов. Стоит полагать, что Gallup передала «полевой» сбор данных в Беларуси на аутсорсинг российскому колл-центру. Или же колл-центр находится в самой Беларуси, но использует IP-телефонию с «плавающими номерами» (это обычная практика)». И что же наизмерял нам Gallup с колл-центром и плавающими номерами?

Справка «БелГазеты». Как утверждает «Дилетант», телефонный опрос Gallup граждан РБ старше 18 лет проводился 15-19 июля. Метод опроса – телефонное интервью по стратифицированной двухосновной случайной выборке стационарных и мобильных номеров. Объем выборки – 2200 респондентов. Максимальный размер ошибки с вероятностью 95% не превышает 1,8%. Голоса на виртуальных президентских выборах Gallup и «Дилентанта» якобы распределились следующим образом: Дмитриев – 1,2%, Канопацкая – 0,4%, Лукашенко – 8,4%, Тихановская – 65,4%, Черечень – 9,1%, не определились 15,5%.

Здесь все просто: надежды части электората Бабарико и Цепкало на то, что их кандидаты примут участие в выборах, сохранялись минимум до 14 июля. Поэтому картина, на которой Тихановская уже 15-19-го числа аккумулирует почти две трети голосов, столь же сомнительна, как и несгибаемый и не снижаемый уже четверть века 80%-й рейтинг Лукашенко. Жаль, на этот раз Ecoom не проводил параллельного Gallup телефонного опроса: скорее всего, в нем Лукашенко с Тихановской просто поменялись бы местами.

Кончайте эти игры с цифрами, хлопцы. Белорусская социология и так не очень богата славными свершениями, а после такого шоу, как в нынешней кампании, на ней вообще можно поставить крест: ни о каком доверии к рейтингам и цифрам речи больше быть не может. Либо сопровождайте каждую публикацию ремаркой «по оперативной информации, поступающей в ОАЦ из различных источников с плавающими номерами».

ИСЦЕЛЯЯ В ОДНО КАСАНИЕ

О том, что предвыборная жизнь возвращается к привычным сценариям, лучше всех свидетельствуют не Gallup и не Ecoom, а изменившееся поведение фаворита предвыборной гонки. Похоже, на рейтинг Лукашенко уже махнул рукой, однако бойцовский характер дает о себе знать: вместо элегантной электоральной победы Александр Григорьевич намерен одержать еще более элегантную военную победу, разгромив антиправительственный мятеж. Об этом он честно поведал при посещении 103-й Витебской отдельной гвардейской бригады ВДВ, предавшись ностальгии: «Вспомните 2010г. Тогда как раз все начиналось для того, чтобы нас поставить на колени. Ввели санкции, наклоняли. Не получается… И тогда на очередных президентских выборах решили поставить на колени, организовав эту банду, и бросив на Дом правительства». Президент огласил и состав банды: «400 человек агрессивных боевиков, которых мы знали пофамильно», еще 400, «которые могли там шевелиться», и, вероятно, тоже 400 «сопляков, которых отдавали под расписку матерям». Еще раз: военная победа все списывает, она убедительнее электоральной. Достаточно 1200 специально обученных людей – боевиков, сопляков и иных юнитов, – и БТ.

Лукашенко проводит странную избирательную кампанию. Он рассказывает, что после его переизбрания жить электорату легче не станет: «На легкие времена мы никогда не рассчитывали. Рассчитывать на них нельзя и впредь». Как и «БелГазета», президент предполагает резкое ухудшение экономической ситуации после выборов: «Людям надо доводить, что выборами жизнь наша не заканчивается и проблемы, которые у нас есть, и они будут, этим не заканчиваются. То ли еще будет после выборов!»

А доверчивому электорату Александр Григорьевич, похоже, все простил. Лукашенко, всю весну выглядевший недовольным и даже раздраженным, к середине лета включил доброго батьку, пропагандирующего пешие прогулки босиком по росе. В репортаже с открытия в Гомеле поликлиники, строившейся чуть ли не 10 лет, народ тянул к нацлидеру руки, детей и смартфоны, а президент охотно рукопожимался со всеми, включая гомельчанина Евгения, выпросившего у главы государства единственное, чего не хватает белорусу для счастья, – детскую площадку. Рукопожатия сопровождались обещанием: «С кем я поздоровался, тот никогда болеть не будет!» В ответ из толпы звучало: «Александр Григорьевич – это здоровье нации!» и «Любим! За батьку голосуем!» Загадкой остается ответ на вопрос, чем вызвана эта неподдельная радость, победой народного целителя над COVID-19 посредством трактора, бани и козочек или возможностью поговорить с гуру о хождении босиком по росе накануне выборов. Ну какие тут 3%, если даже в антиковидном санитайзере не менее 70% радости?

Янка Грыль, БелГазета

Яндекс.Метрика