Яндекс.Метрика Ярослав Романчук: «Создана адская машина по превращению «живых» денег в токсичные активы» - Магілёўскі Рэгіён

Ярослав Романчук: «Создана адская машина по превращению «живых» денег в токсичные активы»

Убытки от инвестиционной деятельности оказались в 40 (!) раз больше, чем год назад. Голая правда о качестве управления Лукашенко и его команды белорусской экономикой в цифрах.

— Государство в Беларуси – самый большой собственник ресурсов и активов, — пишет экономист Ярослав Романчук. — В руках распорядителей чужого (политиков, чиновников, силовиков) – активы на десятки миллиардов долларов. Ежегодно через их руки проходят более $20 млрд денег налогоплательщиков. Белорусская вертикаль власти с законодательным (ПП НС), силовым (МВД, КГБ, КГК), судебным департаментами – это наше сверхцентрализованное воплощение олигархата.

Никто и ничто не мешает Лукашенко и его номенклатурно-силовой, краснодиректорской команде показать белорусам и миру все свои управленческие таланты. В их руках всё: доступ к кадрам, учёным, ресурсам, инфраструктуре – твори, покажи, как надо.

Посмотрите, как у них получилось. В 2020 году чистая прибыль крупных и средних предприятий по среднегодовому курсу доллара составила чуть больше $2,5 млрд. Чистые убытки убыточных предприятий оказались больше — $2,59 млрд.

Обратите внимание еще на один показатель — прибыль/убыток от инвестиционной деятельности. В 2020 году были получены убытки в $3,62 млрд. Это в 40 (!) раз больше, чем в 2019 году. Этот показатель появился в открытой отчетности в этом году.

При этом за обслуживание кредитов в 2020 году предприятия потратили в эквиваленте $30,18 млрд. Это в 12 раз больше, чем заработанная ими чистая прибыль. Эти показатели были получены при инвестициях в основной капитал в $11,77 млрд. Это крайне нездоровая ситуация: дикая зависимость от банков-кредиторов, которые подсадили предприятия на кредитную иглу, огромная зависимость от административного, номенклатурного ресурса и расчет на протекционизм и на принуждение потребителей внутри страны.

Белорусская бухгалтерская, налоговая, финансовая отчётность, режим контроля и надзора не идет ни в какое сравнение с требованиями прозрачности к компаниям, которые котируются на авторитетных фондовых площадках. Поэтому в Беларуси по-прежнему нет возможности оперировать понятиями «рыночная капитализация», «цена акции», «дисконтированный срок окупаемости инвестиций», «чистая приведенная стоимость», «чистая дисконтированная стоимость» и т.д.

Переплетение коммерческих, административных, силовых интересов превратили многие коммерческие предприятия в ширмы для номенклатурно-силового, краснодиректорского схематоза. В нем, безусловно, участвует синдикат.

Поскольку Александр Лукшенко оставляет неизменным режим взаимоотношений между властью и коммерческим сектором, все его устраивает. В Беларуси создана адская машина по превращению «живых» денег в токсичные и неработающие активы, консервации неэффективности и постоянного кормления Схематоза через фирмы-пылесосы, в том числе торговые дома.

Это же надо умудриться при инвестициях в основной капитал в $11,77 млрд получить больше убытков, чем чистой прибыли и наработать на $3,62 млрд убытков от инвестиционной деятельности.

А ведь есть еще складские запасы, которые за январь 2021 года выросли на ~BYN410 млн., до $2,1 млрд. в эквиваленте. Есть еще статистика по росту кредитов. В 2020 году долги по кредитам выросли с BYN78,31 млрд на 01.01.2020 г. до BYN96,93 млрд. на 01.01.2021 г. – на BYN18,62 млрд (23,8%).

Из каких источников коммерческий сектор будет отдавать долги? За счет чего будет обслуживать кредиты? Нет ответа.

Каждая номенклатурно-силовая, краснодиректорская группировка рассчитывает на то, что найдет аргументы убедить Лукашенко и его правительство в n-ый раз закрыть дыры деньгами налогоплательщиков. Им же нужны не мощные, конкурентоспособные производители с современной системой управления, а закрытые от контроля/аудита совковые заводы/концерны/холдинги/госкорпорации. Они служат ширмой для освоения бюджетных ресурсов и канализации прибыли в частные схемы. Они уходят за границу, прячутся в офшорах или складируются в кэше в безопасных местах.

А белорусам продолжают втирать мульку про социальную ориентацию экономики, ответственную промышленную политику, заботливую поддержку государства и звериный оскал капиталистов, которые жаждут все скупить за гроши, продать заводы на металлолом и выгнать всех рабочих.

Власти продолжают долбить речевку о том, что в кризис ничего продавать нельзя. Мол, мало дадут. Еще годик такого управления – и от государственных заводов и фабрик, действительно, останутся ножки да рожки. Только на бойню и на металлолом.

Когда вскроется вся права, когда у активов начнут появляться настоящие хозяева, сегодняшние выгодополучатели ЗАО «Беларусь», участники номенклатурно-коммерческого Схематоза буду орать о том, что жадные, бессердечные предприниматели скупили по дешевке страну и устроили безработицу. Отметим для истории, что развалом, деградацией производственного потенциала Беларуси, созданием очагов напряжения на рынке труда занимается именно Лукашенко с его Вертикалью. Они не только не лечат быстро прогрессирующую болезнь, а делают всё, чтобы она перешла в смертельно опасную для экономики фазу.

И вот эту модель Совок/Госплан Лукашенко хочет втюхать Путину и Кремлю: «Россию, так же, как и нас, все пытаются напугать некими санкциями. Я из советского времени. Знаю, что такое госплан, как планировалось. Я так прикинул, боже мой, чего мы трепещем и паримся. Мы можем все просчитать и полностью себя обеспечить. За исключением некоторых деталей. Так мы в течение 3–5 лет и детали те произведем в Беларуси и России. У нас такой научный потенциал…» Ничто так не ускорит развал России, как реализация предложения белорусского партнера.