Петр Мигурский: Провальной экономике помеха не только фаберже …

В экономике Беларусь, в очередной раз, определились со стратегией развития страны через региональную политику, которая будет реализовываться в направление развития глубинки. Параллельно Глава поручил Правительству и Национальному банку направить все ресурсы в реальный сектор экономики, но и не надеяться на инвестиции извне и создавать производства в оных регионах. Вроде все правильно, но… экономика сдает даже те хилые позиции, наработанные на еще советском потенциале. Эксперименты с белорусской экономической моделью продолжаются.

 

Методология упадка

В чем дело и как изучать феномен белорусской экономики, можно ли использовать опыт рационального характера или пора нам уже выходить за пределы ненаучного уровня познания? И возможно ли построение моделей развития белорусского общества на базе национальной статистики? Кстати, не такими уж абсурдными являются дискуссионные попытки аналитических изысканий, как результат влияния истории и, даже, теории развития культуры. Увы, как и в советские времена, официальная аналитика носит характер политического заказа, что предопределяет позитивистский оттенок результатов. Ценностные ориентиры приобретают характер личного заказа, придавая уверенность вершителям, но и оправдывают неточность исследователей, опирающихся на лжеметодологию  преданных автократии институтов. Оные работают по определенным свыше теоретическим моделям и системам, скорее, субъективного характера, базируясь во многом на гипотетико-дедуктивном методе научного познания. Но, позвольте, данный метод был весьма популярен во времена Галилея и Ньютона, основанный на выведении  заключений из гипотез, истинное значение которых неизвестно. В нашем случае глобально имеется в виду белорусский социализм, положительность развития которого имеет лишь вероятностный характер. Практика доказывает предельность результатов социалистического государства, которые в развитых странах превзойдены десятилетия назад, но для развивающихся посткоммунистических государств являются ориентиром на неопределенное время существования узурпировавшего власть истеблишмента. Определяющий момент – сегодня нет существенных гипотез развития нашего государства, а лишь анализируются следствия экономической деятельности без учета системы объективных социально-экономико-культурных ценностей. Упадок неизбежен! И статистика в помощь данному утверждению: ВВП в стране за первое полугодие 2020 года снизился на 1.7%, нарастает вал убытков, которые уже перевалили за 5 млрд. рублей, дефицит бюджета превысил 2 млрд. рублей. Озаботиться есть чем: вывозные пошлины на нефть в первом полугодии составили лишь 13% к запланированному объему, налог на прибыль – 18% плана, дивиденды от госпредприятий – 21% плана. Когда такое было!? Удручающа ситуация на валютном рынке в виду повышенного спроса на евро и доллары со стороны населения и субъектов хозяйствования и резкого сокращения экспортной выручки. Чиновники же наивно успокаивают народ перспективой завоза валюты из-за рубежа. Параллельно банки в панике – проблемы не только с валютными депозитами, но и рублевыми. А тут еще Евросоюз отказал в финансировании эффективной борьбы с коронавирусом. И сумма немаленькая – 980 млн. долларов. Надежды Президента на помощь России во время его визита в Кремль 14 сентября (даже если они реализуются через помощь в 1 млрд. долларов) всего лишь временно закроют брешь в финансах от бездарной экономической политики. Тут гипотетически никакая методология не поможет…

 

Колхозные нюансы

Борьба за урожай в синеокой изначально имеет политический окрас: валовой сбор зерна предопределяет силу нынешней власти и гениальность избранного пути. И невдомек обывателю, что Беларусь не такая уж и аграрная: промышленность и торговля занимают первые строчки в ВВП страны. Да и победное шествие агросектора по ВВП РБ предательски дискредитирует импорт зерна. В 2019 году Беларусь закупила 332,5 тысячи тонн пшеницы на 64,4 миллиона долларов, ячменя – 225,7 тысячи тонн на 48,1 миллиона, овса – 16,7 тысячи тонн на 2,4 миллиона,  кукурузы – 311,6 тысячи тонн на 88 миллионов долларов. Парадоксально, но в 2019 году в Беларусь также импортировано 2864 тонны ржи (!) на 2,8 миллиона долларов. Явный перебор в импорте зерна, которое выращивается с большим успехом на белорусских землях. Более того, «ржаные» закупочные цены превысили уровень предыдущего года… в 5,8 раз. Вот вам и управляемая экономика с явным уклоном на решение личных перспектив за счет денег налогоплательщиков. Напомню, что объем закупленного зерна ржи производится на полях одного хозяйства. Но посмотрите на цену закупки – 977,6 доллара за 1 тонну. Золотое зерно для белорусского стола (независимо от целей закупки). При этом, на западном рынке востребована ржаная обдирная мука – почему бы и здесь не поискать возможности для валютных поступлений через наращивание объемов производства зерна озимой ржи? А ведь только на импорте колосовых зерновых и кукурузы Беларусь «потеряла» в прошлом году  более 200 миллионов долларов. А еще почти 400 миллионов затратили на приобретение белковых кормов по импорту. И если учесть все объемы закупок для обеспечения качественной кормовой базы животноводства (добавки, витамины), сумма окажется близкой к миллиарду валюты. Так что успехи сельского хозяйства не так уж и «громки», как нам пытаются представить.

Опять же перекос (не будем говорить об арбузах) – кинулись в культивирование сои – дело перспективное, но где резкое расширение посевов люпина, гороха (пелюшки), вики, люцерны, клевера? В этом направлении реально импортозамещение с огромной экономией валюты (более 600 миллионов долларов), но и возможность повышения экспортного потенциала белорусского земледелия в российском направлении.

Сельское хозяйство обладает свойством оперативного саморегулирования. Но в белорусских реалиях нужна поправка на интерес чиновника. Да, оперативно развернулись с производством гречихи, пусть и не без греха, но положительные сдвиги наметились в льноводстве. Но, простите, закупать по импорту на миллионы долларов зерно, которое можем производить в наших условиях – нонсенс. И приговор системе организации аграрного сектора в Беларуси. Не думаю, что в иных отраслях ситуация менее трагична.

 

Худшая область с призрачными перспективами

Как то председатель Палаты представителей Национального собрания В.П. Андрейченко высказался на соответствующую тему: «Только настойчивая, адаптивная и четко управляемая экономика служит залогом социального благополучия». Увы, четко управляемая белорусская экономика «топчется» на уровне прошлогодних показателей, а в отдельных регионах и хуже того. Как пример, Могилевская область.

Объем валового регионального продукта области в январе-июле 2020 г. к уровню января-июля 2019 г. в сопоставимых ценах составил 98,9%. При этом, на долю области приходится 6,3% ВВП республики. И если учитывать тот факт, что за 7 месяцев прошлого года доля Могилевской области в ВВП Беларуси составляла 6,7%, прорывным 2020 год для Могилевщины не назовешь.

И, если сельское хозяйство за 7 месяцев «добавило» 0,8% к соответствующему уровню предыдущего года, то объем промышленного производства области в январе-июле 2020 года к уровню аналогичного периода 2019 года в сопоставимых ценах составил 99,3%. Еще хуже обстоят дела с инвестициями в основной капитал – 91,1%. И совсем уж плохой показатель – убытки за 7 месяцев составили 79 млн. рублей (в 2019 году была получена прибыль 307 млн. рублей. Число убыточных предприятий в Могилевской области достигло 150 или 21,1% от их наличия. В 2019 году по итогам первого полугодия удельный вес убыточных предприятий составлял лишь 15,9%. Согласитесь, разница существенная.

Внесла область свою лепту и в напряжение на валютном рынке – экспорт товаров за полугодие снизился на10,1%, в целом же внешнеэкономическая деятельность «упала» на 16,2%. Ситуация не в пользу торговли на мировом рынке.

Нужно заметить, что в области обеспечен реальный рост зарплаты на 7,7%, при этом допущено снижение производительности труда на 0,8%. В целом же, Могилевская область по совокупному показателю в экономике устойчиво заняла последнее место в республике среди областей.

Но, пожалуй, наибольшее беспокойство вызывает ситуация на рынке труда. Объективно численность занятых в экономике Могилевской области из года в год уменьшается. Например, если в 2010-м было занято 511 тысяч человек, в 2018-м – 448,1 тысячи человек, то в январе-июле 2020 года число занятых снизилось до 443, 1 тысячи человек. При этом темпы снижения занятости в области нарастают – в частности, по сравнению с соответствующим периодом 2019 года занятость снизилась на 3п.п.  Областные чиновники считают, что одной из причин снижения количества занятых в экономике является сокращение неэффективных рабочих мест. А дело, скорее, в недостаточном объеме инвестиций для создания эффективных рабочих мест с соответствующим уровнем зарплаты. Следует обратить внимание, что эффективные рабочие места в области создаются, в основном, частным бизнесом. Иностранное предприятие «Мебелаин», выпускающее корпусную шпонированную мебель, приняло в первом полугодии на дополнительно созданные рабочие места 28 человек, ОАО «Ольса» – создало 26 новых мест, в Горецком районе – компания «Санта Ритейл» трудоустроила 50 человек, компания «Виталюр» в Бобруйске создала 47 новых рабочих мест. Заметим, что это частные предприятия, которые даже в условиях пандемии не теряют экономического тонуса. Радует, что даже фермерские хозяйства расширяют свою деятельность: в Могилевском районе в фермерском хозяйстве «Весна-агро» создано 26 новых рабочих мест, в аналогичном в Мстиславском районе – «Агротех-Восток» – 15. Сравните с таким хозяйственным гигантом, как Могилевский мясокомбинат – всего лишь 34 новых рабочих места. Впрочем, и это хлеб для могилевчан.

 

Рецептура выживания

Учить сегодня чиновников – себе нервы портить и время впустую тратить. Глава заявил, что реформы проводить не будет, что страна будет жить по передовым технологиям и строить свое будущее на базе госсобственности. Так что современное представление об эффективности хозяйствования, в основе которой лежит частная собственность, конкуренция и свободное ценообразование не для белорусских государственных деятелей. Не потому ли работников отправляют в вынужденные отпуска, сокращают рабочие места, а работники бегут в соседние страны в поисках лучшей доли, нарастает убыточность в реальном секторе экономике. Там, куда Глава приказал направлять ресурсы для обеспечения процветания нынешней власти. Процветание власти будет обеспечено – мы в этом уже не раз убеждались.

Петр Мигурский