Пират

Как сейчас помню, у нас никогда не было собак. Я даже не могу сказать: почему?

Мои родители жили  в деревне и у каждого во дворе, имелся дворняга. Кто бы ни шёл по улице, собаки постоянно поднимали лай на всю округу. Особенно не любовь у них проявлялась к моему отцу. Работал он хлебопёком в пекарне. Мне, семилетнему “пацану”, очень нравился запах свежего хлеба, который отец приносил в большой вязаной сетке. Хлеб был с поджаристой  корочкой,  с непередаваемым  ароматом который до сих пор нельзя забыть.

Может собаки не полюбили отца, что слышали этот запах хлеба и тоже ждали, что он им бросит кусочек?

Удивительно, но отец никогда им не бросал хлеб. Может поэтому собаки, словно сорвавшиеся с цепи, неслись к самым ногам отца, стараясь его «цапнуть» за лодыжку?

Отец всё молча, сносил, и только жаловался, придя домой: «Распустили гадов»!

Но были моменты, когда победа была на стороне и отца. В такие дни, батя, как правило, шёл всегда выпивший. Дойдя до своей деревни, он выламывал длинный кол с первого попавшего забора. С криком: « выходите суки, всех перебью», он со всей силы, наносил удары по воротам чужих хат. Что интересно, в такие минуты, ни то чтобы собака – даже сами  хозяева  боялись  выглянуть во двор.

Хочется отметить, молодёжи в нашей деревне было много. Собирались, пели и плясали под гармонь. Часто ходили смотреть фильмы в соседнюю деревню, где был сельский дом культуры. В одном из таких походов, мой старший брат притащил домой собаку. Был он такой худой и страшный, что я боялся к нему подходить.

Собака ничего не ел, только со звериным оскалом бросался на каждого, кто пытался к нему подойти. Какое же было удивления, когда после нескольких дней, этот пёс стал кушать и только с рук брата. На меня он по-прежнему рычал, за что я, обидевшись, решил ему отомстить. Отойдя на недосягаемое расстояние, взявши длинную палку, норовил его ударить по спине. Тот ловко увертывался и с такой неистовой злобой бросался в мою сторону, что я от страху, вдруг порвёт цепь – пулей влетал в дом. Немного подождав, наливал в бутылку воды и снова проводил наступательную операцию. Собака злостна рыча, пряталась от водяной  струи  в будку. Это продолжалось до тех пор, пока брат не увидел и не дал мне хорошего “пинка” под зад.

Собаке дали кличку «Пират». Причиной названия стало то, что братишка много читал про море, про морских разбойников, мечтал свою жизнь связать с профессией океанологом.

Вскоре собака стал для всех нас, очень хорошим другом и помощником. Всегда был рядом – куда бы мы ни ходили. Особенно любил брата и считал его своим хозяином. Выполнял каждую его команду. Бывало, заходит брат в местный клуб смотреть фильм, Пират ложится перед дверью и никого не пускает. Это вызывало массу криков и возмущения, кто хотел зайти в помещения.

Вскоре брата забрали в армию. Пират скучал по своему хозяину, часами затягивал пронзительный вой, от которого становилось жутко. В такие минуты я выходил из дома, обнимал его. Гладил и успокаивал, как мог. И знаете, словно понимая речь, он смолкал.

Наш дом стоял близко возле леса. И мне не забыть, как в ту снежную и суровую зиму, начало восьмидесятых лет, ночью услышали страшный лай собаки во дворе.

Стадо гусей в сарае, подняли громкий гогот. Вот уж, правда, говорят: гуси Рим спасли.

Овцы учуяв запах чужака, вместе с коровой и телёнком стали метаться, блеять и мычать на всю улицу. Одни только хрюшки, запертые в отдельных сарайчиках, спокойно спали, зарывшись в соломе, время от времени портя своими газами воздух.

Услышав такой шум, отец включил во дворе свет. Перед глазами  кувыркаясь в схватке, грызлись два  волка с пиратом. Ухватил вилы, отец бросился с криком на волков. Звери убежали, оставив после себя, тяжело дышащего в пыли собаку. Когда отец занёс Пирата в дом, у него было прокушена нога. И он не мог стать на ноги. На следующий день местный ветврач дал нам мазь. Я каждый день смазывал ногу Пирата, не смотря, что сам начинал сильно чихать от неё. Вскоре собака выздоровел.

А весной, почтальон нам принёс телеграмму, где сообщалось, брат демобилизовался и возвращается домой. Наверно, шестое чувство имелось и у собаки. Он носился вокруг нас, прыгал и радостно скулил. В это время за деревней шла вовсю посевная и по дороге возле нашего дома, раз за разом проезжали  машины, загруженные то зерном, то минеральным удобрением. За одним из таких грузовиков, с громким лаем, Пират бросился вслед и неожиданно для всех, налетел под колесо машины.

До самого вечера я сидел и плакал возле собаки. Моё сердце разрывалось от жалости. Пират уже не поднимал голову, и я держал её в своих руках. Вдруг из его глаз появились слёзы и, как мне показалось, он с такой нежностью посмотрел, что этот взгляд у меня даже сейчас стоит перед глазами. Наверно Пират хотел сказать «спасибо», что я в последнюю минуту был рядом с ним. Потом глаза его закатились пеленой, бессильно дёрнулся, пёс затих.

Но, что самое обидное: через два часа приехал брат с армии. Жаждущий увидеть любимого питомца, он увидел его мёртвым. Вроде, взрослый и такой мужественный солдат вернулся, а не смог сдержаться от того порыва, который захлестнул его лицо слезами…

Брат взял на руки Пирата и, унося, объяснил, что хочет побыть с ним один. Я даже сейчас не знаю, где он его похоронил?

Честно говоря, это воспоминания взбудоражило моё сердце. Память о верном друге, снова ожила, и боль утраты встала перед глазами – словно это было вчера. Порой меня захватывает жгучее желания: взять и завести собаку. Но тот взгляд Пирата, наполненный нежностью и добротой, не даёт мне это сделать. Наверно – это любовь осталась навсегда верному четвероногому другу, которую не могу и не хочу разменивать с другими. Мы действительно в ответе за тех, кого приручаем.

Владимир Покров. Костюковичи.

Яндекс.Метрика