Яндекс.Метрика Станет ли День Воли триггером горячей весны? - Магілёўскі Рэгіён

Станет ли День Воли триггером горячей весны?

Неопределенность с форматом и местом празднования, скорее всего, сохранится до последнего момента.

Перспективы «горячей весны» в Беларуси многие увязывают с празднованием Дня Воли. Дескать, какая активность будет в этот день, такими будут и весенние уличные протесты. Представляется, однако, что в 2021 году этот маркер может не сработать, пишет Павлюк Быковский на naviny.online.

Сойм общественного объединения БНФ «Адраджэньне» 25 февраля принял заявление о намерении совместно с другими демократическими партиями и движениями провести в Минске массовую акцию в честь 103-й годовщины объявления независимости Белорусской Народной Республики (День Воли).

Пока минская организация «БНФ «Адраджэньне» ведет предварительные переговоры со столичными властями и официально коалиции организаторов празднования нет, но она может возникнуть в ближайшее время. По закону заявление подается «не позднее чем за 15 дней до предполагаемой даты проведения массового мероприятия». Это значит, что до 9 марта будет ясно, какие организации подпишутся под заявкой о мероприятии.

Пока позиция такая, что заявку на акцию будут подавать юридические лица, так как они, в отличие от физлиц, не имеют ограничения на количество участников в 1000 человек.

Вместе с тем это значит, что при заявке на участие более тысячи человек в соответствии с постановлением Совмина от 24 января 2019 года № 49 оплата услуг по охране составит 250 базовых величин, то есть 7250 рублей. По закону эту сумму необходимо уплатить в 10-дневный срок после акции, что может быть проблематично для оппозиционных структур, у которых бывают трудности даже с оплатой аренды своих офисов.

 

В прошлом году карты спутал ковид, в 2019-м дело закончилось штрафами

В прошлом году в оргкомитете празднования Дня Воли в Минске были Белорусская социал-демократическая партия (Грамада), Объединенная гражданская партия (ОГП), оргкомитет по созданию партии «Белорусская христианская демократия» (БХД), движение «За Свободу» и Белорусская партия «Зеленые».

Они предполагали 22 марта провести митинг-концерт, но 17 марта со ссылкой на угрозу от COVID-19 отозвали свою заявку. Альтернативное непартийное празднование «Достойный День Воли» в онлайн-режиме» сорвалось — в столичном клубе Re:Public, где был концерт, отключился интернет.

24 марта 2019 года единственная разрешенная в Минске уличная акция на День Воли прошла в Киевском сквере. Ее организаторами публично выступали движение «За Свободу», ОГП, БСДП и оргкомитет партии БХД. Но заявку подавали не юридические, а физические лица, а это значило, что по закону количество участников не должно было превышать тысячу.

Милиция насчитала около 1400 человек и увеличила требование об оплате своих услуг с 3800 до 8013 рублей. Организаторы акции (Юрий Губаревич, Николай Козлов, Игорь Борисов и Ольга Ковалькова) отказались оплачивать услуги милиции и за нарушение порядка организации массового мероприятия были оштрафованы каждый на 30 базовых величин (тогда это было 765 рублей).

 

Власти, вероятно, будут тянуть с ответом

В этом году День Воли попадает на четверг, будний день. Соответственно, будет выбор отметить праздник в тот же день после работы (например, с 18 до 22 часов) либо перенести празднование на субботу или воскресенье — 27 или 28 марта (маловероятно, что оргкомитет выберет воскресенье 21 марта).

Скорее всего, будет попытка организовать митинг-концерт, и тут на фоне политического кризиса и репрессий правящего режима в отношении оппонентов может возникнуть вопрос с исполнителями: слишком уж это рискованное дело.

Что касается места, то, скорее всего, придется выбирать между парком Дружбы народов и Киевским сквером. Причем у правящего режима уже есть отработанная практика отказов под предлогом проведения в этих местах «ранее запланированных» городских мероприятий (вплоть до празднования дня расформированных железнодорожных войск Беларуси, как это было в прошлом году, когда из-за этого сорвался митинг тогдашнего кандидата в президенты Светланы Тихановской).

Закон требует, чтобы Мингорисполком не позднее чем за пять дней до даты проведения массового мероприятия в письменной форме сообщил организаторам о принятом решении. В нашем случае это значит, что на письме, скорее всего, будет штамп от 19 марта (последний рабочий день недели), но организаторы могут получить ответ 23-24 марта — у почты также есть выходные дни. Это значит, что неопределенность остается до последнего момента.

 

Найдут ли общий язык старая и новая оппозиция?

22 февраля Светлана Тихановская объявила о подготовке к празднованию Дня Воли. «И я призываю всех белорусов готовиться к этому дню уже сейчас: мобилизовать протестный дух, выстраивать безопасные сообщества, планировать возвращение на улицы собственных городов. Ведь единственная сила, способная остановить распродажу страны, — это народ Беларуси», — заявила она.

Штаб Тихановской очевидно надеется подстегнуть уличные протесты, которые не прекращаются с 9 августа 2020 года, но из-за репрессий уже перестали быть массовыми, приняли гиперлокальный характер. Для правящего режима принципиально не дать возродиться реально массовым акциям, поэтому власти вполне могут рассматривать заявку «старой оппозиции» на День Воли как «заявку на массовые беспорядки».

При этом потенциальные участники оргкомитета Дня Воли находятся в разных отношениях со штабом Тихановской, и у них могут быть разногласия: делать праздник или протест, давать ли себя использовать для легализации массового мероприятия…

День Воли с использованием национальной бело-красно-белой (БЧБ) символики традиционно был значимым символом для национально ориентированных политиков — представителей «старой оппозиции». Лидеры же возникшей в прошлом году «новой оппозиции» поначалу старались избегать этой символики (вероятно, чтобы не ассоциироваться с маргинализованной традиционной оппозицией). Предвыборный штаб Тихановской, а также штабы Виктора Бабарико и Валерия Цепкало в ходе президентской кампании призывали своих сторонников обозначать поддержку смены режима белыми лентами.

Вопреки этому БЧБ-флаг пробил себе дорогу и стал восприниматься как символ протеста. Кремлевская пропаганда и белорусский правящий режим пытаются дискредитировать эту символику, она может попасть под официальный запрет со ссылкой на то, что ее использовали коллаборанты во время оккупации.

Но в общественном сознании уже закрепилось символическое противостояние государственного флага на автозаке и БЧБ на многотысячных митингах противников Лукашенко. В этом плане правящий режим войну проиграл, спозиционировав государственный флаг как символ подавления народа.

И сейчас штаб Тихановской уже не может отказаться от воспринятой народными массами символики, риторически поддерживает борьбу белорусов за национальную идентичность (чем начинает отпугивать ориентированную на Россию часть своих сторонников).

При этом в среде «старой оппозиции» не все готовы рассматривать сторонников Тихановской, Бабарико, Цепкало как своих соратников.

 

Появится ли триггер для возобновления массовых протестов?

О возобновлении массовых протестов много рассуждают белорусские политэмигранты, но реальных рычагов управления процессом у них нет.

Штаб Тихановской, популярные телеграм-каналы могут предложить повод для протестов, но теперь люди самоорганизуются в дворовых чатах. И в них, во всяком случае пока, автор этих строк не видит возобновления энтузиазма на уровне августа — сентября, когда многие протестующие считали, что их победа близка.

Многое зависит от того, появится ли новый раздражитель, действие которого заставит людей вновь выйти на улицу. Появление такого триггера возможно, но при этом пока нет гарантий, что весна будет горячей.