Яндекс.Метрика Стоит ли Александру Лукашенко опасаться подвоха от Путина? - Магілёўскі Рэгіён

Стоит ли Александру Лукашенко опасаться подвоха от Путина?

Фамилия президента Беларуси для Кремля дело второе…

Александр Лукашенко продолжает посылать России сигналы, что он сражается против Запада не только за свои, но и за ее интересы. Понятно, что при этом Минск рассчитывает на максимальную поддержку от восточного союзника. Но Владимир Путин рядом неожиданных заявлений в Петербурге, по сути, аккуратно дистанцировался от проблем, в которых увяз белорусский режим. Что за этим стоит, спрашивает Александр Класковский на naviny.online.

«Вы видите, что пошел огромный накат. Накат на Россию, но через нас не перепрыгнешь. А Украиной мы не можем стать. Мы не можем воевать против России, русских людей. Это наши люди», — так объяснял Лукашенко международную обстановку работникам микашевичского «Гранита» 4 июня.

Понятно, что это был месседж и Москве: мы тут на переднем крае противостояния с Западом, нужно поддержать, это в ваших же интересах.

 

Риторика российского президента в Петербурге вряд ли сильно согрела Минск

Причины внутриполитического кризиса, разразившегося после президентских выборов 2020 года, белорусское руководство с самого начала рисует исключительно в том духе, что это инспирировали западные враги. Лукашенко тонко чувствует, на каких струнах российского общества и руководства можно играть.

Да, у Кремля свои счеты с Западом. Но хотя Россия тоже под санкциями, у Владимира Путина остаются возможности вести достаточно тонкую игру на мировой арене, в отличие от белорусского союзника, который оказывается во все большей изоляции.

Во-первых, с ядерной державой воленс-ноленс считаются. Во-вторых, таких массовых репрессий, такой безжалостной зачистки политической альтернативы и гражданского общества в России все же нет. Короче, Путин может позволить себе некую респектабельность на фоне того, что творят белорусские власти.

На Петербургском экономическом форуме 4 июня российский президент заявил«В той же Белоруссии много проблем внутренних. Мы хотим занимать нейтральную на самом деле позицию. Это все дело белорусского народа». И еще сказал о белорусской ситуации, что «там истина всегда, как обычно, где-то там посередине находится».

Не стал он особо выгораживать союзника и в истории с посадкой самолета Ryanair в Минске: «…Не хочу давать оценок тому, что произошло с этим самолетом. Если по-честному, я этого не знаю».

Правда, Путин повторил тезис, который уже фигурировал на его недавней встрече с Лукашенко в Сочи: «Но я просто в этой связи хочу припомнить, что и самолет одного из лидеров государств был посажен принудительно, Эво Моралеса…»

Короче, мол, у Запада тоже рыльце в пушку, сами насильно сажали самолеты. Это один из ходовых приемов российской пропаганды: отбривать западников по принципу «чья бы корова мычала».

Однако де-факто этот пассаж Путина дезавуирует версию белорусских властей, что оппозиционера Романа Протасевича задержали в аэропорту по чистой случайности, а так вообще-то спасали Европу от «бомбы ХАМАСа».

 

Почему Кремль решил поиграть в нейтральность?

Стоит напомнить, что Путин сразу поздравил Лукашенко с победой на выборах 9 августа 2020 года, при том что значительная часть белорусов сочла их итоги сфальсифицированными, многие вышли на протесты. Потом российский президент пообещал при необходимости поддержать Лукашенко и своими силовиками. Так что никакой нейтральностью и не пахло.

А теперь вот пожалуйста: хотим занимать нейтральную позицию, истина в белорусском кризисе где-то посередине (то есть между Лукашенко и Светланой Тихановской, получается?). Пожалуй, такая отстраненность кремлевского друга — немножко не то, что лило бы бальзам на душу белорусского вождя.

Почему же Путин избрал такую риторику после, казалось бы, задушевной, с катанием на яхте, встречи в Сочи?

Ну, во-первых, Кремль любит держать Лукашенко, мягко говоря, в тонусе. Чем сильнее партнер нервничает, тем больше шансов им манипулировать.

Во-вторых, как подчеркивают многие аналитики, Путин готовится ко встрече с американским коллегой. Среди комментаторов популярна версия, что Беларусь может стать частью некоей большой пакетной сделки с Джо Байденом. Как вариант: Москва смягчает позицию по Украине (или идет навстречу в других чувствительных для США вопросах), а Вашингтон соглашается на российский контроль над Беларусью при условии смены ее правителя на не раздражающую Запад фигуру.

В частности, руководитель Центра политического анализа и прогноза (Варшава) Павел Усов допускает, что Путин в таком геополитическом торге «постарается продать Лукашенко максимально подороже».

 

В Женеве будет особо не до Беларуси

Так насколько белорусскому вождю стоит опасаться подвоха от российского союзника? Готовы ли в Кремле реализовать некий сценарий смены власти в Беларуси, при том что Лукашенко явно не торопится расставаться с нынешним креслом?

Начнем с того, что шансы на большую сделку между Путиным и Байденом пока в принципе эфемерны. Слишком много наломано дров в двусторонних отношениях, слишком велико взаимное недоверие.

Далее, на встрече 16 июня в Женеве два мировых лидера будут обсуждать Беларусь далеко не в первую очередь. Есть ряд более масштабных и чувствительных для обеих сторон вопросов.

Так что Беларуси если и коснутся, то, пожалуй, лишь скороговоркой. Путин, как заявил его пресс-секретарь Дмитрий Песков, вообще не намерен инициировать эту тему, но даст необходимые пояснения, если ее затронут представители США.

 

Москве нет смысла пороть горячку

И наконец, самое главное: Кремлю сейчас по целому ряду причин нет смысла пороть горячку в белорусском вопросе. Ведь Лукашенко, заимев массу недовольного электората, жестоко рассорившись с Западом, получив от него санкции, оказался в ситуации, когда Москве особенно удобно продвигать свои интересы на белорусском направлении, опутывать соседнюю страну сетями зависимости.

Похоже, Россия дожимает с дорожными картами интеграции, переименованными в союзные программы. Раньше говорили, что осталось согласовать две из 28, теперь российский посол Евгений Лукьянов сообщил, что «осталась только одна».

Как нельзя кстати Кремлю и то, что в Беларуси сейчас уничтожаются политическая оппозиция (прозападная и националистическая в его категориях), гражданское общество, ориентированное на европейские ценности и защиту независимости, СМИ, создававшие качественный национальный контент в противовес российской пропаганде, ползучей экспансии «русского мира».

Тем временем усугубляется конфронтация белорусских властей с Вашингтоном. Они в ответ на санкции урезали штат американского посольства, отозвали решение о работе в стране Агентства США по международному развитию (USAID). Белорусский МИД прозрачно дает понять, что назначенному послу США Джули Фишер пока доехать до Минска не суждено.

Также стремительно ухудшаются отношения с Украиной. Та болезненно восприняла заявление Лукашенко о вероятных полетах белорусской авиации в Крым, приглашение следователей из самопровозглашенной ЛНР в Минск в связи с делом Протасевича.

Обозреватели гадают: это Москва подталкивает белорусское руководство к авиасообщению с Крымом (а может, и к последующему признанию его российским) или Лукашенко сам решил позлить Киев за то, что тот закрыл свое небо для «Белавиа»?

Но как бы то ни было, ссора Беларуси с Украиной очевидно на руку Кремлю. Равно как и обострение давнего конфликта Минска с Литвой. Масла в огонь подлил свежий инцидент, когда белорусские пограничники потребовали открыть автомобиль литовских дипкурьеров. Также в Вильнюсе считают, что белорусский режим развязал гибридную войну, пропуская в Литву через свою границу нелегалов.

 

России важнее всего покрепче привязать к себе Беларусь

В общем, здесь все элементарно: чем хуже отношения Лукашенко с другими соседями и с Западом в целом, тем сильнее он зависит от Москвы. А сейчас процесс ухудшения идет с таким свистом, что в Кремле могут только потирать руки.

У любого же второго президента Беларуси будет несравненно больше возможностей смягчить ситуацию внутри страны, найти общий язык с ЕС и США. Да и не так-то просто Кремлю добиться ухода Лукашенко, если тот категорически против. Всякие радикальные сценарии достижения этой цели на сегодня слишком трудны и рискованны для российского руководства (почему — отдельная тема).

Таким образом, пока наиболее вероятно, что в Кремле постараются выжать максимум выгоды для себя из нынешнего крайне затруднительного положения Лукашенко. Хотя вряд ли станут бороться именно за его личную власть над страной, если на каком-то этапе сочтут, что игра не стоит свеч и есть варианты.

Российской верхушке важно лишь сохранить, а еще лучше — усилить контроль над Беларусью. И если не поглотить ее (это хлопотное дельце), то по крайней мере надежно удерживать в своей сфере влияния. И при этом условии фамилия президента Беларуси — дело второе.

Так что, поскольку на самом деле пружина внутрибелорусского кризиса лишь сжимается, в Москве наверняка думают над разными, в том числе и дискомфортными для Лукашенко, сценариями решения своих задач на белорусском направлении.

И Лукашенко, надо полагать, это понимает (а может быть, и четко знает). В прежние времена он спасался за счет геополитического маневрирования, игр с Западом. Однако сейчас возможности такой игры минимизированы. И режим в упоении эпической битвы против внутренних и внешних врагов, кажется, с каким-то сладострастием сжигает последние мосты.