Яндекс.Метрика братья Костевы Archives - Магілёўскі Рэгіён

Генпрокуратура прокомментировала смертный приговор чериковским братьям Костевым

Сейчас этот вопрос будет решать Комиссия по помилованию при Администрации президента Замгенерального прокурора Беларуси Алексей … чытаць далей

Родныя асуджаных на сьмерць чэрыкаўскіх братоў Косьцевых зьвярнуліся да Лукашэнкі

Калегія крымінальных спраў Вярхоўнага суду разгледзела 22 траўня апэляцыйную скаргу жыхароў Чэрыкава Станіслава і Ільлі Косьцевых і пакінула прысуд абодвум бязь зьменаў.

Ільлю Косьцеву 21 год, ягонаму брату Станіславу 19. У студзені 2020 году калегія Магілёўскага абласнога суду прыгаварыла братоў Косьцевых да сьмяротнага пакараньня праз расстрэл. Іх прызналі вінаватымі ў забойстве 47-гадовай настаўніцы Натальлі Кастрыцы. Гэта адбылося ў красавіку 2019 году ў Чэрыкаве. Ільля і Станіслаў забілі Натальлю Кастрыцу і падпалілі яе дом, дзе знаходзілася цела забітай, каб, паводле сьледзтва, схаваць сьляды злачынства.

Іх пакараюць сьмерцю, калі не памілуе Аляксандар Лукашэнка, паведамляе Радыё Свабода.

Приговор оставить в силе! Спасти братьев из Черикова от казни может лишь президент

Однако президент еще до решения суда назвал их виновными, пишет Елена Спасюк на Naviny.by.

 

Верховный суд рассмотрел 22 мая в апелляционном порядке уголовное дело об убийстве в апреле 2019 года в Черикове 47-летней учительницы Натальи Кострицы. Приговор Могилевского областного суда, согласно которому братья Костевы — 21-летний Илья и 19-летний Станислав — были приговорены к смертной казни, оставлен без изменения и вступил в законную силу.

Только-только вышедшие из подросткового возраста братья Костевы после совместного застолья, находясь в алкогольном опьянении, убили соседку, которая работала учительницей в местной школе.

По данным следствия, женщине было нанесено более ста ударов ножом. Костевы украли компьютер и продукты питания, а затем, чтобы скрыть следы преступления, подожгли дом.

 

Тяжелое детство

Как установило следствие, между братьями и учительницей произошел конфликт из-за того, что женщина заявила правоохранителям о ненадлежащем исполнении родительских обязанностей сестрой обвиняемых, которая находилась в отпуске по уходу за ребенком. Семью поставили на профилактический учет как находящуюся в социально опасном положении.

Илья и Станислав Костевы жили с матерью, сестрой и младшим братом. Их отец умер, когда братья были совсем маленькими. Их мама Наталья Костева (1972 года рождения, сейчас отбывает наказание в учреждении открытого типа) осталась одна с четырьмя детьми. Не справлялась, детей изымали из семьи, помещали в приют. В 2014 году Наталью Костеву лишили родительских прав, Илья и Станислав попали в детский дом семейного типа Ирины Степаненко. Илья провел там несколько месяцев, а Станислав — почти четыре года.

К слову, Степаненко дала молодым людям практически идентичные положительные характеристики.

В суде 22 мая прозвучало, что Станислав имеет диссоциальное расстройство (социопатия), трижды проходил лечение в психиатрическом стационаре.

 

Защита настаивает на незаконности приговора

Представлявшие в Верховном суде интересы обвиняемых адвокаты настаивали на незаконности приговора суда первой инстанции.

Илья Костев

Так, защитник Ильи Костева Татьяна Подрецкая обратила внимание, что действия братьев признаны представляющими исключительную общественную опасность в том числе из-за того, что учительница Наталья Кострица была убита, потому что исполняла общественный долг — заявила о ненадлежащем выполнении обязанностей родителя сестрой Костевых Анной Елесеенко. Однако адвокаты обвиняемых настаивали, что Костевы не знали о том, что на их сестру заявила Кострица.

Также адвокаты настаивают, что во время предварительного следствия было нарушено право братьев Костевых на защиту. Например, Станислав впервые встретился с адвокатом 11 апреля (был задержан 10 апреля) на три минуты. Он ознакомился с делом, в котором 12 томов и около трех тысяч страниц, за 1 час 21 минуту, а его брат Илья — за 2 часа 48 минут. Станислав ознакомился с результатами 58 экспертиз за 19 минут, а Илья с предъявленным обвинением — за пять минут.

В центре — Анна Елесеенко, сестра обвиняемых

Адвокаты настаивают, что защита носила формальный характер (тогда у братьев были другие адвокаты), а судебное заседание первой инстанции велось в условиях, когда обвиняемых перебивали пострадавшие. Адвокат Подрецкая рассказала, что в зале суда обвиняемых называли «уродами», «биомусором», «маньяками», «убийцами», но председательствующий судья не делал замечаний. По словам Подрецкой, подсудимых обвиняли, выкрикивая с места, перебивали, что подтверждено протоколом заседания, но «суд не предпринял никаких мер».

Кроме того, адвокаты обвиняемых обратили внимание, что во время судебного заседания первой инстанции было зачитано письмо президенту, которое написали родственники убитой и в котором содержалась просьба наказать обвиняемых как можно жестче.

«На суд оказывалось давление, приговор незаконный, не учитывает особенности личностей подсудимых и их непростую судьбу. Они росли в семье, где мать воспитывала четверых детей. Их изымали из семьи, мать лишали родительских прав. Это вчерашние дети с непростой судьбой», — сказала Татьяна Подрецкая.

Адвокат Станислава Костева Людмила Казак в свою очередь подчеркнула, что приговор Могилевского суда определила реакция президента страны, последовавшая на обращение родственников.

«Было давление на суд. Это выступление определило судьбу братьев», — уверена Людмила Казак.

Александр Лукашенко в интервью российской радиостанции «Эхо Москвы» 24 декабря — еще до вынесения приговора — сказал:

«У нас на контроле президента есть общественно значимые делаВчера мне докладывал председатель Верховного суда о разбирательстве этих дел. Вот одно из них: два подонка, иначе их не назовешь, — уже и разбои были, и наказывали их — убили свою учительницу. За то, что она защитила двоих детишек их сестры. Сестра — никакая, асоциальный элемент, а учительница защитила их и потребовала изъять из семьи. Они ее резали всю ночь, они убивали ее всю ночь. Она умоляла, просила, и в конце концов они ее к утру добили. Каково?»

Именно вмешательство главы государства сделало это дело таким исключительным в череде убийств, подчеркнула адвокат Людмила Казак. По данным Верховного суда, в 2019 году было осуждено 283 человека, совершивших убийства (ст. 139), однако к высшей мере приговорены только трое.

Прокурор Анатолий Метельский, выступая в суде 22 мая, отметил что «это давление (на суд. — ред.) предусмотрено законом, стороны в процессе состязаются, давят на суд, пытаясь убедить его в своей правоте».

Государственный обвинитель Анатолий Метельский

Отметим, что никто из братьев не был судим за разбои, как заявлял Лукашенко. Илья совершил две кражи (одну на сумму около ста рублей, другую — на десять рублей), а Станислав несколько раз нарушил ПДД как пешеход, а также совершил мошенничество — присвоил гитару.

 

«Я сломал судьбу брата»

Обращаясь к суду 22 мая, Илья и Станислав Костевы просили прощения у родственников убитой Натальи Кострицы. Они говорили, что раскаиваются, что понимают, какое непоправимое горе принесли семье убитой женщины.

Илья Костев

Илья просил простить, но говорил, что знает — забыть сделанное ими семья не сможет. Он говорил, что шел не убивать, цели мстить Наталье Кострице у него не было:

«Всей душой и телом сожалею, что лишил жизни человека. Я сломал судьбу брату. Я каждый день просыпаюсь и хочу всё изменить, но это невозможно».

Илья Костев просил суд пощадить его брата, он говорил о том, что если бы не он, убийства не случилось бы: «Я мог оставить его дома, я этого не сделал. Моя вина велика, я до сих пор не могу поверить в то, что произошло, не нахожу этому логичного объяснения… Оставьте жизнь Стасу. Он ребенок».

В словах братьев нет никакого недовольства условиями жизни, которые создала им их семья, ни намека на поиск виноватых в том, что они стали людьми, способными на убийство.

Илья говорил о том, что его мама делала всё, что могла, для них, выражал ей и сестре Анне благодарность за все доброе, что они для него сделали. Станислав рассказывал, что вокруг них всегда было много людей, которые стремились сделать их жизнь лучше и помочь.

Станислав Костев

«Я сильно сожалею о случившемся, нет этому оправдания и прощения», — сказал Станислав, попросив высокий суд дать им шанс на жизнь.

Александр Кострица, муж убитой учительницы, был немногословен — фактически говорил только об имуществе, которого их семья лишилась из-за братьев Костевых. Он не согласился с позицией адвокатов, которые настаивали, что хоть братья и подожгли дом, но имущество было испорчено водой, а не огнем. Мужчина настаивает, что именно пожар повредил вещи.

Суд первой инстанции оценил со слов Александра Кострицы утраченное имущество в четыре тысячи рублей, а «Белгосстрах» — в 9 тысяч рублей.

Слева — Александр Кострица, супруг убитой учительницы

На суде также присутствовала мать Натальи Кострицы. Женщина на протяжении всего заседания эмоционально реагировала на услышанное, часто капала себе в стаканчик лекарство. Она говорила,  что жизнь их семьи разделилась на ту, что была до смерти Натальи и после.

 

Сестра приговоренных просит президента спасти ее братьев

Несмотря на однозначное заявление президента, сестра приговоренных Анна Елесеенко в марте написала петицию-обращение к президенту, которую подписали 868 человек. Женщина просит президента помиловать ее братьев.

Анна Елесеенко

«Я понимаю, что мои братья совершили непоправимое — лишили жизни ни в чем не повинного человека, и как-то исправить это, вернуть эту отобранную ими жизнь уже никому не подвластно. Но вы, Александр Григорьевич, имеете власть и право сохранить жизнь моим двум братьям и не допустить, чтобы еще два человека были лишены самого дорогого, что у них есть — их жизни. Илья и Станислав мои родные братья, дорогие и близкие мне люди. Они еще совсем молоды — им 19 и 21. Так получилось в нашей нелегкой жизни, что мы были вынуждены слишком рано повзрослеть, практически росли без родителей, часто терпели нужду и лишения. Илью и Станислава надолго разлучали с семьей, и они, к сожалению, не получили должного образования, любви и тепла. Как могла, я заботилась о них, а они помогали мне растить детей. Утрата двух близких людей будет для меня невосполнимой, болью на всю мою оставшуюся жизнь».

14 апреля правозащитная организация «Международная амнистия» начала кампанию за сохранение жизни братьям Станиславу и Илье Костевым. Организация предлагает написать письмо с призывом сохранить жизнь Костевым председателю постоянной комиссии Палаты представителей по правам человека, национальным отношениям и СМИ Геннадию Давыдько, который также возглавляет парламентскую рабочую группу по изучению проблематики смертной казни.

 

Казнь, казнь, казнь…

Беларусь остается единственной в Европе и СНГ страной, которая применяет смертную казнь. За последние 20 лет было расстреляно более 400 человек.

У приговоренных к смертной казни есть только один шанс сохранить жизнь — получить помилование президента, однако с момента прихода к власти в 1994 году Александр Лукашенко помиловал только одного человека. А Верховный суд Беларуси лишь однажды в новейшей истории отменил смертный приговор, но и это не сохранило человеку жизнь. После пересмотра дела суд первой инстанции вновь вынес смертный приговор, а Верховный суд оставил этот вердикт в силе.

Фото Сергея Сацюка